shool_veci-1Олег Кучерявый

Алексей Мандзяк

На протяжении многих01 ukr5 столетий крестьяне села Гвоздовцы, в подавляющем большинстве своем, были неграмотными, т.е. не умели ни читать, ни писать, и в учебных заведениях не учились. Такое состояние образованности документально фиксируется как в конце XVIII ст., так в дальнейшем – на протяжении всего XIX ст. и первых десятилетиях XX ст. В 1883-84 гг. на 2416 человек всего населения Гвоздовцев было только 4 грамотных, которые умели писать и читать. При этом, из крестьян был только один – Филипп Федорович Кучерявый (1848 или 1849 г.р.), а остальные – писарь, присланный волостной управой, какой-то отставной солдат, а также управляющий делами помещика. Отдельно от них находились знающие грамоту священник и церковнослужители, а также помещики, данные о которых представлялись отдельными списками.

Филиппа Кучерявого местные крестьяне часто просили составлять разного рода жалобы и обращения. Он неоднократно выступал в судах, как представитель интересов крестьян и постоянно подписывал по их доверенности протоколы сельского собрания (мирского схода), принимал участие в волостных сходах.

В многочисленных архивных документах, в том числе и тех, которые касаются жизни жителей села Гвоздовцы, мы находим подтверждение очень низкого уровня образования среди крестьян. Так, например, в документах датированных первой половиной XIX ст., в тех местах, где должны находиться подписи крестьян мы видим обычные крестики († или +), которые мужчины рисовали своей рукой.

Подписи гвоздовчан под жалобой 1825 года (ЧОГА, ф.117_оп.1_ед.292)

Во второй половине XIX ст. крестики постепенно стали заменять подписи поверенных того человека, которому нужно было расписаться: «за него расписался…» или «за них не грамотных расписался…»; хотя крестики тоже продолжают встречаться. В конце XIX ст. и в первом десятилетии XX ст. грамотных людей в селах стало больше, и рядом с крестиками, отпечатками пальца и с уточнением «за них расписался» уже чаще встречаются и подписи лиц, которые непосредственно указаны в документах.

Широкое развитие школьного образования в Бессарабии, в сущности, началось только после образования Бессарабской области, после известных событий 1812 года. Но растянулся этот процесс почти на столетие. Первое учебное заведение в Бессарабии было открыто в Кишиневе в 1813 году. Это была Теологическая семинария, которая постоянно играла важную роль в развитии культуры и образования в регионе. На первом этапе своего существования семинария не была чисто клерикальной. Здесь учились дети из разных социальных кругов. Много студентов, которые находились в семинарии, достигши определенного курса, бросали обучение и устраивались на разную службу. Около половины учеников, которые окончили семинарию, становились учителями.

В 1828 году был издан так называемый школьный устав, по которому начальное и среднее образование делилось на три категории: первая – для детей низших сословий — одноклассные приходские училища (изучались четыре правила арифметики, чтение, письмо и «закон Божий»); вторая – для средних сословий, т.е. мещан и купцов — трехклассные училища (геометрия, география, история); третья – для детей дворян и чиновников — семиклассные гимназии (там готовили к вступлению в университет).

klass

Класс земской школы

Именно тогда, в 1828 году открылись первые учебные заведения в Хотинском уезде, в частности было открыто Хотинское уездное училище, состоявшее собственно из уездного училища и ланкастерского приходского (с профессиональным уклоном) училища, при котором действовали ремесленные мастерские. В учебное заведение зачислялись ученики-мальчики в возрасте до 10 лет, которые умели читать на русском языке и обладали основными действиями арифметики. Традиционно изучались Закон Божий, грамматика, чистописание (каллиграфия), география и история[1].

В 1835 году северо-бессарабские уездные училища были реорганизованы в трехлетние, где изучались такие предметы: Закон Божий, арифметика, геометрия, история и география, изобразительное искусство, рисование, черчение и чистописание[2]. После 1842 года в селах Хотинского уезда были открыты школы Министерства государственного имущества. Как известно, 27 июня 1842 года министр государственного имущества П. Кисилев издал приказ, согласно которому должны были вводиться сельские школы при поддержке министерства, однако, в целом за счет местных общин. Очевидно, что без должной поддержке такие меры не могли поднять дело народного образования, и поэтому довольно быстро открытия «кисилевских школ» приостанавливаются, большая часть из них была ликвидирована, а те, которые просуществовали до второй половины XIX в., были переданы земствам[3]. Поэтому даже приблизительное количество этих министерских школ не известно[4]. Но, что точно можно сказать, в Гвоздовцах в те годы никакого учебного заведения не было.

Первые известные нам сведения о целенаправленном и организованном обучении детей грамоте в Гвоздовцах относятся к середине XIX ст. Какой бы то ни было государственной или частной школы в селе тогда не было. Существовала только инициатива обучения детей крестьян со стороны тогдашнего священника, а школу заменял его дом. При чем, обучение там велось два раза в неделю и в основном в зимний период.

Инициатором такого обучения детей грамоте в Гвоздовцах стал местный священник Елисей Лукич Михалевич (1808 г.р.), который начал служить при гвоздовецкой Архангело-Михайловской церкви в 1840-х годах[5]. Просветительскую «нагрузку» батюшка взял на себя исключительно по собственной инициативе. Стоит отметить, что многодетный священник Михалевич, который был обязан дать образование своим родным детям, отнесся и к детям прихожан вверенного ему храма, как к своим собственным[6]. Его идею поддержал тогдашний благочинный округа, отец Георгий Батицкий – священник Архангело-Михайловской церкви села Ломачинцы, имевший прогрессивные взгляды на важность образования среди селян.

Как известно из доступных нам документов, детей, которые приходили к о. Елисею учиться читать и писать было немного – не более 8-ми. Более точными данными, к сожалению, мы не располагаем. За обучение священник денег не брал и отработки на церковной земле от их родителей не требовал. Наверное, именно тогда удалось выучиться письму Филиппу Кучерявому. Почему вскоре в селе не осталось других грамотных – не известно – возможно вследствие миграции или прочие не доучившись, просто забыли письмо (что тоже бывало даже в более поздние времена).

ПОЛОЖЕНИЕ О НАЧАЛЬНЫХ НАРОДНЫХ УЧИЛИЩАХ

zem_shool

Дети в земской школе

Во второй половине ХІХ ст. проблема народного образования приобрела особую важность. Как отмечает исследователь А.В. Шевченко: «Развитие капитализма в Российской империи требовало увеличения количества просвещенных людей, расширения сети учебных заведений с целью подготовки специалистов для промышленности, сельского хозяйства, торговли. При таких условиях развитие системы народного образования стало особенно актуальным. Существующая в то время система образования требовала значительных преобразований, которые вследствие проведения реформы земств были переданы в их компетенцию»[7].

В 1864 году осуществилась образовательная реформа, которая начала новый этап деятельности земства и православного духовенства на просветительских территориях. Руководство образованием было возложено на Министерство народного образования (МНО), земство и Святой Синод. Согласно «Положению о народных училищах», типы начальных школ, которые существовали ранее, объявляли внесословными и стали называть начальными народными училищами, которые работали по единому плану и программе, где детям давали элементарные знания Закона Божьего, учили читать и писать, выполнять арифметические действия над числами и т.п.. Руководство училищами сосредоточивали в новообразованных коллегиальных уездных и губернских училищных советах, а контроль за ними в пределах каждой губернии осуществляли попечители народных училищ. В советах преобладали представители земского и городского самоуправлений[8].

На основании «Положения о начальных народных училищах» от 14 июля 1864 года был создан Хотинский уездный училищный совет Бессарабской губернии, в состав которого входили: уездный предводитель дворянства, инспектор народных училищ, представители от Православного религиозного фонда и земства. Совет осуществлял надзор за учебно-воспитательной работой начальных школ, выдавал разрешения на открытие новых школ, утверждал на должности учителей начальных училищ, решал вопрос об открытии и закрытии учебных заведений, рассматривал и утверждал отчеты инспекторов народных училищ. В 1869 году была введена должность инспектора народных училищ Хотинского уезда Бессарабской губернии, который подчинялся попечителю Одесского учебного округа и директору народных училищ Бессарабии и входил в состав Хотинского уездного училищного совета, осуществлял надзор за учебно-воспитательным процессом в народных училищах[9].

В 1874 году царское правительство издало новое «Положение о начальных народных училищах», согласно которому органам местного самоуправления предоставлялась возможность наравне с частными лицами открывать и содержать учебные заведения. Главой уездного училищного совета теперь был уездный предводитель дворянства. Значение этого изменения состояло в том, что начальные школы, которые обслуживали главным образом селян, отдавались под опеку дворянства. Инспекторам (утвержденным в 1869 году) и дирекциям народных училищ была предоставлена большая власть над школами и народными учителями.

При этом, переход народных школ под патронат земства был постепенным. Украинский историк И.В. Зибачинский об этом пишет: «Вся система земских народных школ развивалась именно на основе помощи земств местным сельским общинам на содержание школ: сельская школа постепенно превращалась сначала в общественно-земскую, затем – в земско-общественную и, наконец, – в земскую. Но ее эволюция не остановилась на этой стадии, земская школа постепенно превращалась в земско-государственную. Был создан новый тип школы, который отличался от всех предыдущих… »[10].

В деле развития начальной народной школы земства сыграли определенную роль. Они находили большую поддержку со стороны передовых педагогов и деятелей народного образования. К середине 1890-х годов земства почти целиком приняли на себя оплату учителей; ряд земств открыли земские учительские школы (семинарии) для подготовки учителей. Земствам принадлежало право намечать кандидатов на должности учителей земских школ и представлять на утверждение уездному училищному совету. Земства, обеспечивая школы учебниками и учебными пособиями, влияли на улучшение учебной работы, оказывали содействие повышению уровня преподавания. Некоторые уездные земства организовывали при школах библиотечки для внеклассного чтения учеников и для тех, кто окончил школу.

УСИЛИЯ ОТЦА ОЗЕРЯНСКОГО

zak_boz

Урок Закона Божьего в церковно-приходской школе

Образовательная реформа устанавливала три типа общеобразовательных учебных заведений: 1) народные училища со сроком обучения до трех лет; 2) прогимназии – первые четыре класса гимназии; 3) гимназии с семилетним сроком обучения. Если последние два были характерны для городов, то в селах, наравне с церковно-приходскими школами, «властвовали» первые. При этом, среди простых людей существовало мнение, что церковноприходские школы по уровню преподавания были хуже земских, так как большая часть учебного времени в них отводилась Закону Божьему, церковнославянскому чтению и церковному пению. Кроме того, население понуждалось церковью к сборам на содержание церковноприходских школ под видом «доброохотных пожертвований благочестивых прихожан». Ученики старших классов церковноприходских школ нередко использовались церковниками, как рабочая сила не только для нужд школы, но и в хозяйствах церковников. За учебники и письменные принадлежность в этих школах с родителей учеников взималась их стоимость, тогда как в земских школах они предоставлялись ученикам бесплатно. Срок обучения в церковноприходских школах, по правилам о церковноприходских школах 1884 года, был двухлетним, тогда как в земских школах уже с 1860-х годов установился трехлетний срок. Только в конце 1890-х годов, когда во многих земских школах стал вводиться четырехлетний курс, продолжительность обучения в церковноприходских школах была повышена до трех лет.

Согласно положению «О введении всеобщего обучения в Бессарабии» 1874 года, под опекой Хотинского земства, в Гвоздовцах в 1891 году было открыто Гвоздоуцкое народное училище.

Большая заслуга в открытии учебного заведения в Гвоздовцах, что особенно важно отметить, была не столько земских чиновников (хотя и они сделали свое дело), сколько местного священника Лампадия Антоновича Озерянского (1848-1901). Он являлся упорным сторонником образования. С первых дней (1882 г.) проживания и служения в Гвоздовцах отец Лампадий взял на себя ряд обязанностей, которые имели самое прямое отношение к образовательной деятельности. Уже в 1882 году он начал собирать библиотеку в Гвоздовцах. В 1884 году был избран окружным библиотекарем. С января 1886 года назначен законоучителем Секурянских мужского и женского одноклассных училищ и находился на этой должности до июня 1888 года. В сентябре 1888 года указом за № 684 от Хотинского уездного училищного совета за отличные успехи в преподавании «Закона Божьего» в Секурянских училищах получил благодарность.

В 1884–1889 годах о. Лампадий старался добиться от волостного и уездного начальства помощи для ускорения открытия в Гвоздовцах училища. В 1899 году земское начальство пошло ему на встречу, и уже в 1890 году началось возведение школьного дома. А после открытия Гвоздоуцкого училища именно Лампадий Озерянский стал первым законоучителем в ней. В «Ведомости о Свято-Дмитриевской церкви с. Гвоздоуц 5-го округа Хотинского уезда за 1896 год» в данных об о. Лампадие Озерянском читаем: «С 1891 года находится законоучителем местного училища, которое же его старанием построено и открыто. В указанной должности утвержден Преосвященным Исаакием 1894 года месяца января»[11] .

ПОМЕЩЕНИЕ ШКОЛЫ

Помещение школы стоимостью в 2192 рубля 62 копейки было построено в 1890 году – на средства поселян и Хотинского земства и под контролем училищного совета[12]. При этом, гвоздовецкая помещица Екатерина Егоровна Самсон пожертвовала на строительство школы весь дубовый строительный материал[13].

В октябре 1891 года в школе начался первый учебный год[14]. Тогда же была отремонтирована квартира для учителей, а в 1903 году – отремонтирована изгородь со стороны училищного сада и обогревательная печь[15]. По данным из ведомости о «Состоянии земских школ Хотинского уезда в техническом и санитарно-гигиеническом отношениях» 1901 года: «Площадь усадебного места – 874 кв. саженей. Здание вальцованное, основанное на каменном фундаменте и цоколе; крыша гонтовая, полы деревянные во всем здании, за исключением кухни, сеней и амбара, стены чистые, печи каменные, с 2 коренными трубами. Здание в техническом отношении находится в удовлетворительном состоянии. В санитарно-гигиеническом отношении нормальное на 48 лиц. Освещенное с восточной и южной стороны. Сарай валькованный, мазаный, крытый гонтой. Деревянный погреб; отхожее место»[16].

По данным на 1906 год, помещение Гвоздовецкой школы было размером 102,3 кв. аршина и 4,3 аршин вышиной, с одним большим учебным классом[17]. В 1910 году помещение школы представляло собой «валькованный дом» с 3-мя комнатами – класс, комната для учителя и кухня[18].

1898

Подписи приговора сельского схода в Гвоздовцах 24.01.1898 г. (ЧОГА, ф. 366, оп. 1, ед. 3)

УЧЕНИКИ И УЧИТЕЛЯ

С самого начала существования Гвоздовецкого народного училища посещаемость в нем желала лучшего. Так, например, в 1901 году из 186-ти детей школьного возраста школу посещали только двадцать четыре. В 1895/96 учебном годе училось 42 ученика мужского пола и 4 женского[19]. В 1896/97 учебном году – 53 мужского пола и 2 женского[20]. В 1897/98 учебном году – 44 мужского пола и 5 женского, из них 48 православного исповедования и 1 католик[21]. В 1898/1899 учебном году насчитывалось 48 школьников мужского пола и 2 женского пола, из них 48 православных и 2 католика[22]. В 1899/1890 учебном году – 50 мужского пола и 4 женского пола, из них 53 православного исповедования и 1 католик[23]. В 1900/1901 учебном году было 38 учеников мужского пола и 4 женского, из них 41 православного исповедования и 1 католик[24]. В 1901/1902 учебном году насчитывалось 37 учеников мужского пола и 6 женского, из них 40 православного вероисповедания, 2 католика и 1 еврей[25]. В 1902/1903 учебном году – 32 ученика мужского пола и 5 женского, из них 34 православного исповедования и 3 католика[26].

По официальной статистике 1906 года было всего 64 ученика, с учетом того, что детей школьного возраста насчитывалось 220 (а всего жителей было 2199 душ)[27]. Из «Сведений о Гвоздоуцком народном училище за 1910 год», которые были представлены инспектору народных училищ Хотинского уезда, мы узнаем, что в указанном году училось 63 ученика – 54 мальчика и 9 девочек. Из них, 28 учеников пели в церковном четырехголосном хоре под руководством учителя П.М. Бодянского (назначенного в местную школу в 1909 году). В 1910 году 10 учеников (8 мальчиков и 2 девочки) окончили курс училища, о чем получили соответствующий документ.

В «Сведениях о состоянии Гвоздоуцкого одноклассного народного училища за 1911/1912 учебный год» указывается, что после экзаменов, 24 апреля 1912 года выпускниками стали 5 учеников – 4 мальчика и 1 девочка. В списке выпускников указаны:

  1. Москалюк Дмитрий Петрович (1898 г.р.), сын царанина с. Гвоздовцы.
  2. Холдевич Борис Михайлович (1903 г.р.), сын священника с. Гвоздовцы.
  3. Шеремета Федор Дмитриевич (1901 г.р.), сын царанина с. Гвоздовцы.
  4. Неле Иван Францевич (1898 г.р.), рифма-католик, сын «прусско-подданного».
  5. Кушневич Меланья Григорьевна (1897 г.р.), дочь мещанина г. Могилев, Подольской губернии[28].

В начале 1911 года школу в Гвоздовцах в очередной раз посетил наблюдатель народных училищ. В своем отчете он отметил: «При ревизии было 18 учеников. По причине частого изменения учителей, по мнению наблюдателя, население к школе относится безразлично, дети посещают ее неаккуратно. Законоучитель старательный, но школа, как указывает наблюдатель, относительно учебно-воспитательного дела требует много лучшего: пение не преподают, хора не имеют»[29].

Действительно, учителя в местном училище менялись часто. Мало кто из них работал здесь более одного или двух учебных лет. Известно, что некоторое время учителем в Гвоздоуцком народном училище был Василий Алексеевич Негруцак-Гулька. По сведениям на 1 сентября 1899 года, его педагогический стаж составлял 4 года[30]. 4 января 1901 года его заменил Феодосий Данилов, который к этому учился в учительской семинарии[31]. По данным на 1912 год, на должности учителя была Людмила Николаевна Смолянцева, которая до этого работала учительницей в Мендыкауцком народном училище.

ПРОГРАММА ОБУЧЕНИЯ В НАРОДНОМ УЧИЛИЩЕ

К школьному возрасту в указанный нами период относили четыре возрастные группы – 8, 9, 10 и 11 лет[32]. Преподавание предметов осуществлялось исключительно на русском языке, что на первых порах вызвало некоторые трудности[33]. Школьным отделом Хотинской земской управы отмечено: «В селах с малорусским населением дети, поступая в школу, не знают русского языка, но все же более или менее понимают его и довольно быстро приучаются говорить по-русски, хотя это все же тормозит учебный процесс, в селах же с молдавским населением дети русского языка совсем не понимают: учителю приходится начинать с обучения детей русскому разговорному языку, который дается молдаванам с большими трудностями. Только в конце первого года дети приучаются более или менее понимать учителя, а разговаривать – через два – три года»[34].

svidetelstvo

Свидетельство об окончании церковно-приходской школы (1912 год)

В одноклассном начальном училище занятия проводили по следующим предметам: Закон Божий, русский язык, арифметика и пение. Согласно исследованиям историка И.В. Житарюка: «Методами обучения были беседа, работа с учебником, рассказ учителя, письменные и графические работы, наглядным методам обучения отводилась незначительная часть времени. <…>

Согласно программе начальных училищ от 7 февраля 1897 г., ученики обязаны были посещать учебное заведение не менее 6 месяцев или 180 дней на год (по определенным причинам данный срок можно было продолжить). По заведенной общероссийской практике, занятия в народных школах Хотинщины начинали после сбора урожая и длились они до начала весенних сельскохозяйственных работ. Уездный училищный Совет каждый год устанавливал время начала и окончания обучения, но фактически, в зависимости от ведения полевых работ, занятия в отдельно взятой школе могли начать (или завершить) значительно позже (раньше) установленных дат.

Бессарабию считали одной из наиболее проблематических зон Российской империи, где из-за «особенностей быта, климатических и земледельческих условий… школьный период ограничивался до предела, чего не существует в других местностях России». То есть, по указанным причинам срок обучения уменьшался до 120 – 130 дней. <…>

Во время летних каникул, как правило, Училищный совет вводил воскресные занятия для повторения изученного материала. Дополнительные каникулы по две недели предоставляли ученикам на Рождество и Пасху.

Основная цель начального образования – утверждение религиозных и моральных понятий, а объем необходимых знаний ограничивался умением читать, писать и выполнять четыре арифметических действия над разными числами. Программа обучения была рассчитана на 24-часовую недельную нагрузку (не учитывая гимнастику и пение) по такому расписанию: Закон Божий – 6 часов в неделю, русский язык – 8, арифметика – 5, церковнославянский язык – 3, чистописание – 2.

Программа обучения предусматривала обучение названиям чисел и письменному их обозначению, выполнению четырех арифметических действий (устно и письменно), знанию таблиц сложения, отнимания, умножения и деления. Ученики должны были иметь понятие о русских мерах длины, веса, времени, сыпучих и редких веществ, о подсчете монет, сложении и отнимании на счетах, кроме того знать дроби и измерение площадей и объемов. Из арифметики значительную часть времени уделяли устному счету, обращали внимание на умение пользоваться счетами. Ученикам давали также и элементарные понятия о наиболее употребляемых дробях (1/2, 1/3, 1/4), без выполнения действий над ними. Приводились некоторые сведения из геометрии: линия, угол, наиболее употребляемые фигуры – квадрат, прямоугольник, треугольник и т.п.»[35].

Срок обучения в земских школах с 1860-х годов ХІХ ст. был трехлетним, а в конце ХІХ ст. – 4 года. С переходом народного хозяйства на капиталистический способ производства возникла потребность в лучших школах, а потому были созданы двухклассные начальные училища с пятилетним сроком обучения: первые три года считали первым классом, они соответствовали курсу одноклассного народного училища; четвертый и пятый годы были вторым классом, в котором излагали русский язык, арифметику (дроби, прогрессии, тройное правило, проценты), наглядную геометрию, элементарные сведения по природоведению, физике, географии и российской истории.

ШКОЛЬНАЯ БИБЛИОТЕКА

С 1890-х годов при школе начала действовать школьная библиотека, которая по данным на 1896 год имела в наличии 198 учебников 16-ти названий, 135 томов библиотечных книг и 54 экземпляра 1-го периодического издания[36]. В 1897 году уже было 228 учебников 18-ти названий, 43 тома библиотечных книг и 101 экземпляр 5-ти периодических изданий[37].

С января 1907 года по инициативе помещика Платона Ивановича Бибери, при училище действовала народно-школьная библиотека. В 1903 году он был избран и утвержден Хотинским земством попечителем Гвоздовецкой школы[38].

По данным на 1910 г. в ней насчитывалось 129 книг[39], а в 1912 г. – уже 158 книг[40]. Причем, что отмечено в сведениях Хотинского земства, Гвоздовецкая библиотека была затребована. Как известно, учитель, который заведовал школой, вел специальную документацию по пользованию библиотекой и выдаче книжек на дом. Из этой документации мы знаем, что среди всех библиотек Хотинского уезда по сведениям на 1914 год наиболее активно библиотекой пользовались именно жители с. Гвоздовцы – 117 лиц за год (для сравнения отметим, что меньше всего зафиксировано в с. Бабин Кельменецкой волости – 16 лиц за год)[41].

Ученики, кроме того, что имели возможность читать, в обязательном порядке занимались гимнастикой, которую по сведениям на 1912 года, преподавал местный крестьянин Андрей Кучерявый. На эту должность, как правило, назначали отставного военного (солдата). Кроме общеразвивающей гимнастики, преподавалась также, так называемая, военная гимнастика. То есть для мужской половины учащихся школы военная гимнастика заменяла допризывную подготовку.

___________________________________________

[1] Богачик Т.С. Північна Бессарабія дореформеного періоду (1812-1868 рр.): соціально-економічний, суспільний та освітній розвиток). Дисертація на здобуття наукового ступеня кандидата історичних наук. – Чернівці, 2009. – С. 165–166.

[2] Богачик Т.С. Північна Бессарабія дореформеного періоду (1812-1868 рр.): соціально-економічний, суспільний та освітній розвиток). Дисертація на здобуття наукового ступеня кандидата історичних наук. – Чернівці, 2009. – С. 167.

[3] Зибачинський І.В. Соціально-економічний, суспільний та культурний розвиток Північної Бессарабії у другій половині ХІХ – на початку ХХ ст. Дисертація на здобуття наукового ступеня кандидата історичних наук. – Чернівці, 2005.

[4] Житарюк І. Формування системи національної освіти Буковини та Північної Бессарабії (Хотинщини) за часів перебування у складі Австрії та Царської Росії // Українознавство. – Київ, 2010. – № 3.

[5] В 1872 году в селе Гвоздовцы закончили строительство новой церкви, которую в сентябре 1873 году освятили в честь Святого Великомученика Димитрия Солунского.

[6] 3 марта 1815 года вышло указание митрополита Кишиневского и Хотинского об обязательном обучении детей священников. Церковная власть обязывала представителей всех духовных санов (священников, диаконов, дьячков, пономарей) беспокоиться об обучении своих детей, чтобы в будущем они стали полезными церкви и отечеству. Прежде всего, отцы-священнослужители должны были немедленно обучать своих чад дома чтению, а затем посылать в церковные школы. При пренебрежении указанию, священников ждали разнообразные взыскания, а их дети, которые не научились грамоте до 15-летнего возраста, лишались духовного сана и зачислялись в сословие крестьян. (Богачик Т.С. Північна Бессарабія дореформеного періоду (1812-1868 рр.): соціально-економічний, суспільний та освітній розвиток). Дисертація на здобуття наукового ступеня кандидата історичних наук. – Чернівці, 2009. – С. 162 – 163.)

[7] Шевченко О.В. Діяльність Бессарабського земства у поширенні народної освіти в II половині XIX – на початку XX ст. // Проблеми історії України ХІХ – початку ХХ ст. – Вип. ХІV. – Київ: Ін–т історії України НАН України, 2007. – С. 338.

[8] Житарюк І. Формування системи національної освіти Буковини та Північної Бессарабії (Хотинщини) за часів перебування у складі Австрії та Царської Росії // Українознавство. – Київ, 2010. – № 3. – С. 98.

[9] Житарюк І. Формування системи національної освіти Буковини та Північної Бессарабії (Хотинщини) за часів перебування у складі Австрії та Царської Росії // Українознавство. – Київ, 2010. – № 3. – С. 99.

[10] Зибачинський І.В. Соціально-економічний, суспільний та культурний розвиток Північної Бессарабії у другій половині ХІХ – на початку ХХ ст. Дисертація на здобуття наукового ступеня кандидата історичних наук. – Чернівці, 2005.

[11] Ведомость о Свято-Дмитриевской церкви с. Гвоздоуць 5 округа Хотинского уезда за 1896 год.

[12] Хотинское Земство. Отчеты, доклады, сметы, раскладки Хотинской Уездной Земской Управы и Постановления XXXIV очередного Уездного Земского Собрания созыва 1902 года. – Хотин: Типография М. Ландвигера, 1902. – С. 214.

[13] Хотинское земство. Отчеты, доклады, сметы, раскладки Хотинской Уездной Земской Управы, постановления XXIV Очередного Уездного Земского Собрания созыва 1892 года и доклад экстренному Земскому Собранию 18 марта 1893 г. с постановлениями сего Собрания. – Хотин: Типография М. Ландвигера, 1893. – С. 107.

[14] Отчет Кишиневского епархиального наблюдателя о состоянии церковных школ Кишиневской епархии 1897/8 учебный год // Кишиневские епархиальные ведомости. – Кишинев, 1899. – № 11. – С. 265.

[15] Хотинское Земство. Отчеты, доклады, сметы, раскладки Хотинской Уездной Земской Управы и постановления XXXV очередного Уездного Земского Собрания созыва 1903 года. – Хотин: Типография М. Ладвингера, 1903. – С. 349.

[16] Хотинское Земство. Отчеты, доклады, сметы, раскладки, Хотинской Уездной Земской Управы и Постановления XXXIII очередного Уездного Земского Собрания созыва 1901 года. – Хотин: Типография М. Ландвигера, 1901. – С. 350 – 351.

[17] Школьная сеть с кратким обзором состояния начального образования. – Вып. 5: Хотинский уезд. Приложение к докладу Управы о введении всеобщего обучения в Бессарабии ХХХIХ очередной сессии. – Кишинев: Изд. Бессарабского Губернского Земства, 1907. – С. 32.

[18] Сведения о Гвоздоуцком народном училище за 1910 год.

[19] Хотинское Земство. Отчеты, доклады, сметы, раскладки Хотинской Уездной Земской Управы и постановления XXVIII очередного Уездного Земского Собрания созыва 1896 года. – Хотин: Типография М. Ладвингера, 1897. – С. 110.

[20] Хотинское Земство. Отчеты, доклады, сметы, раскладки Хотинской Уездной Земской Управы и постановления XXIX Очередного Уездного Земского Собрания созыва 1897 года. – Хотин: Типография М. Ландвигера, 1898. – С. 136.

[21] Хотинское Земство. Отчеты, доклады, сметы, раскладки Хотинской Уездной Земской Управы и постановления XXX очередного Уездного Земского Собрания созыва 1898 года. – Хотин: Типография М. Ладвингера, 1899. – С. 260.

[22] Хотинское Земство. Отчеты, доклады, сметы, раскладки Хотинской Уездной Земской Управы и постановления XXXI очередного Уездного Земского Собрания созыва 1899 года. – Хотин: Типография М. Ладвингера, 1900. – С. 222.

[23] Хотинское Земство. Отчеты, доклады, сметы, раскладки, Хотинской Уездной Земской Управы и Постановления XXXII очередного Уездного Земского Собрания созыва 1900 г. – Хотин: Типография М. Ландвигера, 1901. – С. 62.

[24] Хотинское Земство. Отчеты, доклады, сметы, раскладки, Хотинской Уездной Земской Управы и Постановления XXXIII очередного Уездного Земского Собрания созыва 1901 года. – Хотин: Типография М. Ландвигера, 1901. – С. 194.

[25] Хотинское Земство. Отчеты, доклады, сметы, раскладки Хотинской Уездной Земской Управы и Постановления XXXIV очередного Уездного Земского Собрания созыва 1902 года. – Хотин: Типография М. Ландвигера, 1902. – С. 198.

[26] Хотинское Земство. Отчеты, доклады, сметы, раскладки Хотинской Уездной Земской Управы и постановления XXXV очередного Уездного Земского Собрания созыва 1903 года. – Хотин: Типография М. Ладвингера, 1903. – С. 190.

[27] Школьная сеть с кратким обзором состояния начального образования. – Вып. 5: Хотинский уезд. Приложение к докладу Управы о введении всеобщего обучения в Бессарабии ХХХIХ очередной сессии. – Кишинев: Изд. Бессарабского Губернского Земства, 1907. – С. 32, 67.

[28] Материалы обследования состояния Гвоздауцкого одноклассного народного училища (ведомости, протоколы, списки) (1911–1912 гг.). – Державний архів Чернівецької області, ф. 219, оп. 1.

[29] Годовой отчет о наблюдении за законоучительством и духовно-нравственном воспитанием в земских и министерских училищах Бессарабской губернии. 1910/11 год. – Кишинев: Епархиальная типография, 1911. – С. 223.

[30] Хотинское Земство. Отчеты, доклады, сметы, раскладки Хотинской Уездной Земской Управы и постановления XXXI очередного Уездного Земского Собрания созыва 1899 года. – Хотин: Типография М. Ладвингера, 1900. – С. 230.

[31] Хотинское Земство. Отчеты, доклады, сметы, раскладки Хотинской Уездной Земской Управы и Постановления XXXIV очередного Уездного Земского Собрания созыва 1902 года. – Хотин: Типография М. Ландвигера, 1902. – С. 215.

[32] Школьная сеть с кратким обзором состояния начального образования. – Вып. 5: Хотинский уезд. Приложение к докладу Управы о введении всеобщего обучения в Бессарабии ХХХIХ очередной сессии. – Кишинев: Изд. Бессарабского Губернского Земства, 1907. – С. 45.

[33] Властные структуры Российской империи в многонациональных регионах частично игнорировали языковые проблемы в учебных заведениях. Буковинский историк И. Житарюк пишет: «В Северной Бессарабии (Хотинщине) все учебные дисциплины длительное время преподавались только на русском языке. Этого неуклонно добивалось правительство вместе с церковным руководством. Однако учителя, приходские священники и диаконы, преимущественно выходцы из украинской или молдавской сельской среды, сами разговаривали на соответствующем языке и использовали его в общении с учениками. Даже та часть православного духовенства, которая пыталась соблюдать русскоязычное обучения в начальных школах, признавалась, что детям в украинских или молдавских селах, которые никогда не слышали русского языка, очень сложно на нем учиться. Поэтому преподаватели школ в таких селах, по крайней мере, на начальном этапе преподавания, использовали соответствующий язык». (Житарюк І. Формування системи національної освіти Буковини та Північної Бессарабії (Хотинщини) за часів перебування у складі Австрії та Царської Росії // Українознавство. – Київ, 2010. – № 3. – С. 99.)

[34] Житарюк І. Формування системи національної освіти Буковини та Північної Бессарабії (Хотинщини) за часів перебування у складі Австрії та Царської Росії // Українознавство. – Київ, 2010. – № 3. – С. 99.

[35] Житарюк І.В. Математична освіта Хотинщини за часів перебування у складі царської Росії: становлення, розвиток і кадрове забезпечення // Наука, релігія, суспільство. – Донецьк, 2010. – № 4. – С. 10 – 11.

[36] Хотинское Земство. Отчеты, доклады, сметы, раскладки Хотинской Уездной Земской Управы и постановления XXVIII очередного Уездного Земского Собрания созыва 1896 года. – Хотин: Типография М. Ладвингера, 1897. – С. 111.

[37] Хотинское Земство. Отчеты, доклады, сметы, раскладки Хотинской Уездной Земской Управы и постановления XXIX Очередного Уездного Земского Собрания созыва 1897 года. – Хотин: Типография М. Ландвигера, 1898. – С. 137.

[38] Хотинское Земство. Отчеты, доклады, сметы, раскладки Хотинской Уездной Земской Управы и постановления XXXV очередного Уездного Земского Собрания созыва 1903 года. – Хотин: Типография М. Ладвингера, 1903. – С. 451.

[39] Сведения о Гвоздоуцком народном училище за 1910 год.

[40] Материалы обследования состояния Гвоздауцкого одноклассного народного училища (ведомости, протоколы, списки) (1911–1912 гг.). – Державний архів Чернівецької області, ф. 219, оп. 1.

[41] Отчеты, доклады, сметы, раскладки Хотинской Уездной Земской Управы и постановления XLVI очередного уездного земского собрания созыва 1914 года. Доклады черезвычайным земским собранием 16 марта и 20 сентября 1914 г. и постановления означенных собраний. – Хотин: Типография Ландвигера, 1915 – С. 94–95; Зибачинський І.В. Соціально-економічний, суспільний та культурний розвиток Північної Бессарабії у другій половині ХІХ – на початку ХХ ст. Дисертація на здобуття наукового ступеня кандидата історичних наук. – Чернівці, 2005.

Мітки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Залишити коментар