admin on 29th Листопад 2020

Алексей Мандзяк

 

В 1908 году в «Прибавлениях к Церковным ведомостям» еженедельного журнала «Церковные ведомости», который издавался при Святейшем правительствующем Синоде в Российской империи, в 31-м выпуске было опубликовано объявление, в котором были упомянуты жители села Гвоздовцы, а именно Петр Андреевич Гангалюк и его супруга Иулитта Ивановна. Содержание этого объявления следующее:

 

«От Кишиневской духовной консистории сим объявляется, что в оную 3 апреля 1908 г. вступило прошение царанина[1] села Гвоздоуц, Хотинского уезда, Петра Андреева Гангалюка, жительствующего в мест. Бричанах, Хотинского уезда, о расторжении брака с женой Иулиттой Ивановой Гангалюк, урожденной Колесниковой, венчанного причтом Петро-Павловской церкви мест. Секурян, 5-го округа, Хотинского уезда, Бессарабской губернии, 8 февраля 1889 года. По заявлению Петра Андреева Гангалюка, безвестное отсутствие его супруги Иулитты Ивановой Гангалюк началось из села Секурян, Хотинского уезда, 17 лет тому назад. Силою сего объявления все места и лица, могущие дать сведения о пребывании безвестно отсутствующей Иулитты Ивановой Гангалюк, обязываются немедленно доставить оные в Кишиневскую духовную консисторию»[2].

 

Возникает вопрос: зачем в издании верховного коллегиального органа церковно-государственного правления Русской православной церкви помещено объявление со столь незначительными сведениями о личной жизни крестьян, живущих далекого от столицы, в небольшом селе Секурянской волости Хотинского уезда Бессарабской губернии? А причина здесь кроится в особенностях тогдашнего законодательства. Дело в том, что на протяжении долгого времени решения о разводе, принятие решения о подтверждении окончания брака, в Российской империи находились в юрисдикции духовных судов, т.е. ими занималась Церковь. А начиная с 1805 года все бракоразводные дела со всех концов Российской империи сосредотачивались в Святейшем правительствующем синоде.

На фотоиллюстрациях – здание и заседание правительствующего синода русской православной церкви в Российской империи

По состоянию на начало XX века, когда и был опубликован текст вышеприведенного объявления, закон устанавливал, что прекращение брака могло быть осуществлено по инициативе одного из супругов при наличии определенных обстоятельств, которые являлись основаниями для подачи прошения о разводе. Причины, по которым брак мог быть расторгнут, были следующие: 1) доказанное прелюбодеяние одного из супругов; 2) неспособность одного из супругов к брачному сожительству; 3) в случае, когда один из супругов приговорен к наказанию, сопряженному с лишением всех прав состояния или же сослан на житие в Сибирь, с лишением всех особенных прав и преимуществ; и 4) в случае безвестного отсутствия одного из супругов.

В этом случае мы имеем место с так называемым «безвестным отсутствием», т.е. фактом длительного отсутствия гражданина в месте его постоянного жительства, установленного в судебном порядке, или как говорили в те времена: «потеря всякого следа с места его нахождения». Юрист Ю.М. Гончаров в своей магистерской диссертации «Брачно-семейное право Российской империи XIX – начала XX в.» об этом пишет следующее:

 

«Для того, чтобы безвестное отсутствие супруга составляло повод для развода, три факта должны были быть констатированы, прежде чем духовный суд приступит к решению. Должно было быть удостоверено, что между просителем супругом и отсутствовавшим действительно был заключен брак, что супруг находится в безвестном отсутствии (поэтому пребывание даже многие годы в отсутствии известном и даже так называемое злонамеренное оставление супруга не являлось поводом), а также что отсутствие длилось установленный законом срок.

Изданные 14 января 1895 г. правила о расторжении браков по безвестному отсутствию одного из супругов предусматривали следующий порядок. После того, как один из супругов, отлучившись из места своего жительства, отсутствовал более 5 лет, то другой супруг мог просить о расторжении брака и о дозволении вступить в новый. Просьба о расторжении брака должна была подаваться в духовную консисторию по месту жительства просителя с приложением метрической выписи о браке. В просьбе проситель обязан был указать: где проживали супруги, совместно или раздельно жили, где и когда последний раз виделись, когда и при каких обстоятельствах началось безвестное отсутствие супруга, когда и откуда получены были последние сведения о нем, какое имелось у обоих супругов недвижимое имущество, из какого сословия оба происходили, каковы были занятия или служба отсутствующего супруга. Кроме того, проситель был обязан назвать поименно всех известных ему родственников, как своих, так и отсутствующего супруга и их место жительства. Он мог представить любые, имевшиеся в его распоряжении доказательства, удостоверявшие безвестное отсутствие супруга в течение 5 лет, а также указать лиц, могущих это подтвердить.

Приступив к производству дела о расторжении брака, консистория рассылала через полицейские управления повестки ко всем родственникам и лицам, которые могли иметь сведения об отсутствующем, а также могла обратиться в губернское правление для разыскания сведений. Объявление о предъявленном иске должно было публиковаться в «Церковных ведомостях», рассылавшихся по всем приходам. Если в результате всех этих мер были получены известия о месте пребывания супруга, то дело прекращалось, и брак оставался в силе. И только в том случае, если через год с момента публикации объявления никаких сведений об отсутствующем супруге не поступало, консистория, по ходатайству просителя, приступала к рассмотрению обстоятельств дела»[3].

 

Состоявшееся решение по делу епархиальное начальство должно было представить на утверждение Синода. При расторжении выдавалось уведомление о расторжение брака.

 

Кем же были упомянутые Петр Андреевич и Иулитта Ивановна, семья которых в силу изложенных причин распалась и об этом стало известно в самых разных уголках огромнейшего государства? Об этом мы узнаем из доступных нам документов времени их жизни и прежде всего из метрических книг и исповедных ведомостей православных церквей села Гвоздовцы и города Сокиряны (в то время Гвоздоуцы и Секуряны).

 

Петр Андреевич – сын крестьянин села Гвоздовцы, Андрея Евстафиевича (Остафиевича) Гангалюка (1834 г.р.) и Марии Дмитриевны (1837 г.р.). Родился предположительно в 1867 году и был крещен в местной Архангело-Михайловской церкви (действующая и ныне Свято-Димитриевская была построена в 1872 году). Таинство крещения совершил священник Петр Иванович Назаревич (1818–1902).

Иулитта Ивановна – дочь отставного солдата 2-й батареи 4-й конной артиллерийской бригады, «младшего мастера металлического дела», жителя местечка Секуряны, Ивана Павловича Колесникова и его законной жены Марии Ивановны. Родилась 28 апреля 1872 года. В тот же день была крещена в Свято-Успенской церкви местечка Секуряны. Восприемниками были: царанин села Белоусовка Хотинского уезда, Евфимий Алексеевич Олейник и жена секурянского царанина Григория Пантелеймоновича Кириллова – Мария Георгиевна. Таинство крещения совершил благочинный священник Федор Константинович Онуфриевич (1831–1888) с исправляющим должность псаломщика, дьяконом Семеном Андрониковичем Крокосом (1840–1891)[4].

Петр Гангалюк и Иулитта Колесник сочетались первым браком 8 февраля 1889 года в Петропавловской церкви местечка Секуряны. На то время молодому было 22 года, а молодой 16 лет. Поручителями по жениху были царане села Гвоздоуцы, Василий Гангал и Михаил Пиживский; по невесте – царане местечка Секуряны, Николай Дмитриевич Деминяца и Кирилл Иванович Лингурарь. Таинство бракосочетания совершил священник Мина Александрович Черноуцан (1844–1919) с дьяконом Семеном Андрониковичем Крокосом (1840–1891) и псаломщиком Филиппом Андрониковичем Крокосом (1829–1896)[5].

Прошение о разводе Петром Андреевичем было подано в 1905 году, но как мы видим, дело это растянулось на многие-многие годы. На то время Петр Гангалюк был приписан к селу Гвоздовцы, но постоянно проживал и работал в местечке Бричаны Хотинского уезда. Дальнейшая его судьба, впрочем как и Юлиты, нам не известна…

 

Отметим, что выше приведенное объявление единственное такого рода, которое нам удалось найти касательно жителей села Гвоздовцы. Но, нам известны несколько объявлений такого типа о жителях соседних сел, также расположенных на Сокирянщине. Текст одно из них для сравнения и большего понимания уже исследованного объявления приводим ниже. В нем упомянуты крестьяне соседнего села Сербичаны:

 

«От Кишиневской дух[овной] консистории, сим объявляется, что в оную 16 августа 1902 года вступило прошение жены крестьянина Каменец-Подольской губернии, Каменецкаго уезда, мѣстечка Купина, Анастасия Феодоровой Матнирих, урожденной Ладан, жительствующей в селении Сербичанах Хотинского уезда, о расторжении брака ее с мужем Иосифом Феодоровым Матнирих, венчанного причтом Архангело-Михайловской церкви села Сербичан, 5 округа, Хотинского уезда, 17 сентября 1895 года. По заявлению просительницы крестьянки Анастасии Феодоровой Матнирих, безвестное отсутствие ее супруга Иосифа Феодорова Матнириха началось из села Сербичан, в 1896 году. Силою сего объявления все места и лица, могущие иметь сведения о пребывании безвестно отсутствующего Иосифа Феодорова Матнириха, обязуются немедленно доставить оные в Кишиневскую духовную консисторию»[6].

 

Значение этих и подобных объявлений не менее важно для понимания истории человечества, чем любые другие факты из жизни людей. Благодаря им мы лучше понимаем особенности жизни в то или иное время, как в разные периоды истории люди относились к браку, семье и к многому другому, что прямо или косвенно с этим связано.

 

 

___________________________________________________________________

 

[1] Царане – вольные крестьяне в Бессарабии.

[2] Объявления // Прибавления к Церковным ведомостям, издаваемым при Святейшем Правительствующем Синоде. – СПб., 1908. – № 31. – С. 1506.

[3] Гончаров, Ю. М. Брачно-семейное право Российской империи XIX – начала XX в.: магистерская диссертация по направлению подготовки: 40.04.01 – Юриспруденция. – Барнаул, 2019. – С. 41 – 42.

[4] Метрическая книга данная из Кишиневской духовной консистории в Свято-Успенскую церковь местечка Секурян 4-го округа Хотинского уезда, для записи родившихся, браком сочетавшихся и умерших, на 1872 год // Книга реєстрації актів про народження, шлюб, смерть громадян м. Сокиряни (Секуряни) за 1872-1875 рр. – ДАЧО, ф. 1245, оп. 11, спр. 128. – Арк. 6зв – 7.

[5] Метрическая книга, данная из Кишиневской духовной консистории Петро-Павловской церкви местечка Секурян 5-го округа Хотинского уезда, для записи родившихся, браком сочетавшихся и умерших, на 1889 год. – ДАЧО, ф. 1245, оп. 1, спр. 868. – Арк. 67зв – 68.

[6] Объявления // Прибавление к Церковным ведомостям, издаваемым при Святейшем Правительствующем Синоде. Год шестнадцатый. – СПб, 1903, 20 сентября. – № 39. – С. 1523.

Мітки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Залишити коментар