admin on 24th Жовтень 2013

01 ukr5Представляем вниманию посетителей сайта подборку отдельных0012 исторических описаний, рассказывающих об истории заселения Бессарабии славянскими племенами и о происхождении нынешнего населения края. Безусловно – эти исторические описания не являются истиной в последней инстанции, но они интересны сами по себе. Кроме того, во многом они имет под собой довольно серьезную документально-историческую основу.

**************************************************

По некоторым данным, прародиной русского народа[1] была территория антов, следовательно ― область между Прутом и Днепром. По переписи 1897 г. русских в Бессарабии было 27,9%. Бессарабия принадлежит к числу стран, с древнейших времен занятых славянами. Судя по некоторым указаниям Прокопия Кесарийского, византийского историка средины VI века, славяне уже в конце V в. должны были проходить через Бессарабию. В своем труде De aedificiis Прокопий упоминает о двух крепостях в Добрудже, возобновленных императором Юстинианом в первой половине VI в. и прежде бывших во владении славян (Sclaveni)[2]. В другом труде того же автора, De bello gothico (550 ― 554 г.), рассказывается, что по ту сторону Дуная и до Днепра и далее живут два единоплеменных народа, словѣне и анты; некогда они назывались общим именем споров. У словѣн и антов общий облик, быт, верования; походы они обычно предпринимают вместе. Можно думать, что границей поселений словѣн и антов служил Прут: к западу жили словени, к востоку, т. е. в пределах Бессарабии, анты[3]. Шахматов считает „словѣн” предками южных славян, т. е. сербов, болгар и других, а антов ― предками восточных славян, т. е. русских.

«Прародиной русского народа была территория антов, занимавших пространство между Прутом и Днепром», говорит Шахматов (1916, стр. 46). Таким образом, Бессарабия видела зарю истории русского народа, еще в то время не успевшего разделиться на три ветви: великорусов, малорусов и белорусов.

Подробно рассказывается об антах (и словѣнах) в труде византийского писателя последней четверти VI в., Маврикия, под названием Ars militaris. Готский историк Иордан, в своем труде De origine actibusque Getarum (о происхождении и подвигах готов, 551 г.), упоминает о словѣнах и антах на юге нынешней Бессарабии. Некогда оба эти племени составляли один народ, венетов (= споры Прокопия). Грушевский видел в антах малорусов, но Шахматов возражает против этого: анты есть предки всего русского племени, распадение коего произошло после появления антов в южной России.

Происхождение имени антов неясно: Шахматов не склонен связывать его с именем вятичей (венедов). Во второй половине VI в. анты подпали под власть аваров (слав, обры), турецкого[4] племени, вытеснившего антов (частью?) из пределов Бессарабии и низовьев Днепра на север, вверх по Днестру и Днепру, в нынешнюю Волынскую и Киевскую губернии.

**************************************************

Уличи (по некоторым, угличи) имели город Пересѣченѣ, ныне д. Пересечена (Пересечина), Кобылкской волости, Оргеевского уезда, Бессарабской губ. В 1907 г. в этой деревне числилось 4090 молдаван, 175 евреев и 18 цыган. Окрестные деревни носят частью славянские названия: Каменча, Греблешты, Зубрешты, О Пересечене в Софийской 1-й летописи под 914 г. рассказывается следующее: Воевода Игоря Свентелд обложил уличей (углеци) данью, только один Пересѣченѣ  не сдавался. Свентелд осаждал город три года и с трудом взял его[5]. Затем имя Пересѣчена упоминается в одной из славяно-молдавских грамот 1396 г., на ряду с соседними пунктами: Телешево, Кобылка[6].

Об уличах упоминает Константин Багрянородный в 37-й главе своего сочинения «О народах», написанном в 50-х годах X века. Здесь говорится, что одно из колен печенегов граничит с подвластными руси племенами славян: ультинами, дервленинами (= древляне), лензенинами и другими.

Относительно происхождения имени тиверцев можно привести мнение Шахматова (1919 г.): оно может стоять в связи с греческим названием Днестра Tyras, турецким Турла. Соболевский, основываясь на показании Летописи, что тиверцы были «тѣлковины», т. е. толмачи, переводчики, склонен считать их за одно из печенежских племен. 312Шахматов предполагает, что тиверцы это те же уличи, отброшенные к днестровскому бассейну и частью смешавшиеся с печенегами. Как бы то ни было, хорошо осведомленный Нестор перечисляет как уличей, так и тиверцев среди славян[7].

Итак, в IX – XI веках уличи и тиверцы обитали в Бессарабии. Дальнейшая судьба их неизвестна. В половине XII века Бессарабия была отрезана от остальной Руси половцами, или куманами. Вероятно, в городах и лесных местах (Кодры, Хотинская лесная область) русские продолжали жить в Бессарабии и при половцах, а затем и при сменивших их татарах. Следует иметь в виду, что заселение Бессарабии малорусами шло также со стороны Галиции, из Галицкого удельного княжества, которое простирало свою власть на значительную часть Бессарабии и Молдавии.

**************************************************

В настоящее время малорусы составляют около 20% всего населения губернии. Перепись 1897 года показывает их число в 19,6% для всей губернии, в 20,3% для сельского населения. Малорусы в Бессарабии живут сплошными массами в двух местах: на севере, в Хотинском уезде, и на юге, в Аккерманском и частью в Измаильском и Бендерском. Происхождение тех и других различно. Южные малорусы ― это недавние переселенцы, появившиеся здесь после присоединения Бессарабии в 1812 году к России. Северные, мы будем их называть хотинскими, ― это коренное население Бессарабии, ― возможно сидящее здесь, в лесной области, с древнейших времен, может быть со времен уличей.

*Хотинские малорусы, это те же самые русины, что населяют прилегающие части бывшей австрийской Буковины, и в литературе они обычно известны под именем русин[8]. Сами себя хотинские малорусы называют руснаками или руськими. Прежде их нередко именовали райками или райлянами, ибо при турецком владычестве они населяли Хотинскую райю (в Аккерманском уезде есть деревня Райлянка, названная так потому, что она заселена в 1830 г. райлянами из Хотинского уезда). По внешности, хотинские малорусы заметно отличаются от своих собратьев, живущих в соседней Подольской губернии, весьма сильно приближаясь к тем малорусам соседних частей Буковины, которые носят название подолян. По говору, северно-бессарабские «русины» занимают средину между приднестровскими малорусами Подольской губернии и подолянами соседних частей Буковины и Галиции. По Соболевскому[9], малорусские говоры Бессарабии относятся к южно-малорусскому или украинско-галицкому поднаречию малорусского наречия, именно ― к подольскому говору, который занимает западную и юго-восточную часть Подольской губ. с прилегающими частями Херсонской, Бессарабской губ. и Галиции. Он близок к своему соседу, украинскому говору.

Сплошными массами малорусы населяют северную часть Хотинского уезда, прилегающую к Днестру. Здесь они занимают 90 селений, в которых язык исключительно малорусский[10], кроме того, в 22 селениях они живут совместно с молдаванами. По переписи 1897 г., малорусов в Хотинском уезде, считая с городом, 53,2%; в уезде без города 55,3%. По Бутовичу, в 1907 г., в уезде без города было 59,0% малорусов. Во всяком случае, малорусское население здесь является преобладающим.

Нужно прибавить, что там, где хотинские малорусы соприкасаются с молдаванами, они подвергаются румынизации. Это отмечают и Несторовский, и Кочубинский[11], и Бутович. Местная пословица говорит: татул русс, мама русс, нума Иван ― молдован, т. е. отец русский, мать русская, а сын их Иван ― молдаванин. Даже от типичных малорусов можно здесь услышать такие молдаванские слова как «моша» вместо повивальная бабка, «нанаш» вместо крестный отец, «фин» вместо крестник. Омолдаванивание простирается не только на язык, но и на быт. Бывает и так, что малорусы по языку превращаются в молдаван по быту.

В селениях со смешанным населением обычно все малорусы говорят и на молдаванском языке; сплошь и рядом попадаются малорусские семьи, где старшее поколение еще свободно говорить на родном языке, а младшее уже не умеет говорить, а иногда даже и не понимает. Такая активность молдаванского элемента и пассивность славянского тем более удивительна, что молдаванское население по культуре не выше малорусского. Впрочем, в иных смешанных селениях за последние пятьдесят лет господствующим языком вместо молдаванского стал малорусский, таковы, напр., Новоселица, Балкоуцы и др.

В приднестровских волостях Хотинского уезда ― Грозинской, Клишковской, Рукшинской, Данкоуцкой, Кельменской, Романкоуцкой и Секурянской ― население почти сплошь, за весьма малыми исключениями, малорусское, если не считать живущих повсюду евреев. Лишь на юге Секурянской волости обитает молдаванское население. Отдельными поселениями коренное малорусское население встречается и в соседних частях Сорокского и Белецкого уездов. Всего коренных малорусов в северной Бессарабии к 1907 году было около 250 тысяч. Но следует иметь в виду, что перед войной малорусы в довольно большом числе переселялись из-за Днестра в северную Бессарабию.

*Малорусы южной Бессарабии это переселенцы частью из северной Бессарабии, частью из соседних губерний. Меньше всего малорусов в Кишиневском уезде: по переписи 1897 г., 1803 души (не считая города), по Бутовичу в 1907 г. ― всего 1060 душ; они преобладают только в двух селениях этого уезда: в Бозиенах Ганчештской волости (556 душ) и в Селище-Тузоре Пыржолтенской волости (380 душ). Много малорусов поселилось в предместьях Бендер: Борисовке, Протягайловке, Липканах, Гиске, Плавнях ― которые сплошь населены малорусами; затем малорусами заняты предместья Аккермана, Килии.

По словам Бутовича, некоторые малорусские припрутские селения Белецкого уезда (Скулянской, Унгенской и Корнештской волостей) основались здесь, по преданиям, после похода Тимоша Хмельницкого в XVII столетии.

В центре Аккерманского уезда, около села Байрамчи, живут малорусы, потомки главным образом запорожцев. Судьбы этих малорусов замечательны. В 1775 году, после уничтожения Сечи, часть запорожцев, числом около 5000 душ, вместе с походным атаманом Ляхом, ушла по Днепру в Турцию, на Дунай. Здесь они впоследствии вступили в неприязненные отношения с старообрядцами – некрасовцами, которые жили в Дунавце, в дельте, на Георгиевском рукаве. Во время турецкой войны 1788 ― 91 г. запорожцы выступали на стороне турок против русских; но с началом войны 1806 ― 1812 гг. они начали частями переходить на русскую сторону, в Бессарабию, к генералу Михельсоиу. Из них в 1807 году было сформирован отряд под названием Усть-Дунайского войска (в количестве около 500 казаков), но вскоре оно было упразднено. В 1823 г. «усть-дунайские запорожцы» были поселены в с. Акмангит Аккерманского уезда (здесь и сейчас живёт свыше 4000 душ малорусов)[12]; часть их ушла обратно в Турцию. С 1818 г. запорожцы опять стали переселяться из Турции небольшими партиями в Бессарабию. Во время войны 1828 г. из запорожцев, а также из разного звания «бурлаков», было составлено два полка, названные Дунайским казачьим войском. По окончании войны войско это поселено в Аккерманском уезде, где к 1845 году числилось 8 станиц: Волонтировка, Староказачье, Петровка, Михайловка, Новотроицкая, Константиновка. К этому же войску было причислено 706 душ „коронных цыган”. Главная квартира войска была в Волонтировке, а с 1856 г. в Байрамче (Николаевка-Новороссийская). В 1868 г. оно было упразднено[13].

*Великорусы. По переписи 1897 г. в Бессарабии числилось 155.774 души, или 8,1%, великорусов. Они живут главным образом в городах, составляя 24,4% городского населения губернии и лишь 5,1% сельского. Городские великорусы нередко это великорусы лишь по языку, но не по национальности. Статистика сельского населения, данная для 1907 г. Бутовичем, приводит всего 40.412 великорусов или 2,2 %.

Коренные великорусы Бессарабии ― это старообрядцы (или, как их здесь называют, липоване) и вообще сектанты, начавшие переселяться сюда еще при турецком владычестве. После присоединения Бессарабии сюда перешло из дельты Дуная некоторое количество некрасовцев. Это потомки донских казаков – старообрядцев, ушедших при Петре Великом, после булавинского бунта, в Турцию, во главе с атаманом, Игнатием Некрасовым. В 1814 году они поселены под Измаилом, образовав слободу Некрасовку, в коей в 1826 году находилось, считая с монахами Николаевского старообрядческого монастыря, 127 душ (В 1907 г. в Старой Некрасовке было 1204 д., исключительно старообрядцев, в Новой ― 1344 д., тоже)[14].

Относительно Михайловки и Константиновки в «Статистическом описании Буджака» (стр. 145, 143) сообщается, что они были заселены отставными военнослужащими ― первая в 1824, вторая ― в 1826 г. В Михайловке в 1827 г. числилось 370 душ, в Константиновке ― 94.

По переписи 1897 г. в Бессарабии насчитано 28532 старообрядца (и вообще сектанта), из них 17991 ― в уездах. Больше всего старообрядцев было в Измаильском у. (10022, без городов), затем в Сорокском (2984), Хотинском (2689) и Бендерском (733). Из городов больше всего было в Измаиле (2587), Кишиневе (2128), Бендерах (2003), Килии (1381), Кагуле (806), Хотине (555). В Бендерах есть субботники; в «Стат. описании Буджака» упоминается, что в 1827 г. в Бендерах было 9 семейств (22 мужч., 20 женщ.), «поступивших из христиан в евреев». Кроме того, в Бендерах и Аккермане есть молокане, поселившиеся в Буджаке вскоре после присоединения Бессарабии. В Кишиневе довольно много поповцев и беспоповцев. Центрами старообрядчества в Сорокском у. является село Куничное (в 1907 г. 2183 д. старообрядцев, 76 евреев), в Хотинском ― Грубно (1361 д. одних старообрядцев). В Измаильском у. (без городов) в 1907 г. числилось около 14 тыс. старообрядцев, больше чем великорусов в прочих уездах (без городов)[15]. Объясняется это тем, что при румынском владычестве (1856 ― 78) старообрядцы пользовались здесь веротерпимостью. Главные места, где в Измаильском у. живут старообрядцы, это, кроме уже названных слобод Некрасовок под Измаилом, еще дельта Дуная (Вилков 4652 д., Жебриены[16] 1700 д., д. Карячка[17] 1240 д., наконец, Муравлевка (1124 д.) и Подковка (600 д.) ― обе на берегу озера Китай. Муравлевка заселена старообрядцами на месте татарской деревни Дирекю в 1813 году. Всего старообрядцев в Бессарабии в 1907 г. было около 30 тыс. душ.

*Поляки. Перепись 1897 г. приводит для Бессарабии 11696 поляков, но в число это входит, как отмечает Бутович, значительное количество малорусов – католиков. Из уездов поляков указано в 1897 г. больше всего в Хотинском (1765), Сорокском (1440) и Белецком (896), из городов ― в Кишиневе (3247) и Бендерах (1017). Для сельского населения более реальные данные мы находим в переписи 1907 г.: 2658 д. для всей губернии, больше всего для Хотинского у. (1263) и Белецкого (728). Наибольшие количества поляков в сельских местностях мы находим в Хотинском у.: в Секурянах 383, в Тырнове Единец. вол. 134, в Бричанах 210, в колонии при Зарожанском сахарном заводе 125, наконец, в Рышкановке Белецкого у. 418.Часть поляков онемечена (см. ниже).

*Чехи. Среди сельского населения чехов в 1907 г. отмечено 270 душ, именно в с. Новоград Измаильского у. (где кроме того живет 190 молд., 110 мал., 20 болг.). Часть их приняла православие. Некоторое число чехов есть в Бендерах. Чехи явились частью из Таврической и Полтавской губ.

* Немцы. Мы застаем германцев на территории Бессарабии еще до Рождества Христова. В Географии Страбона, написанной не ранее 18 года по Р. Хр., говорится, что близ устьев Истра (Дуная) есть большой остров, Певка, обитаемый бастарнами. Это племя, по предположению Страбона, относится к германцам. Те же бастарны живут и севернее, в области, которую можно приурочить к теперешней северной Бессарабии и Молдавии (География, VII, 3, § 17). Вопросом о бастарнах занимался Ф.А. Браун (1899, стр. 99 ел.). Впервые этот народ становится известным в начале II в. до Р. Хр. Тацит, в своей книге De situ ас populis Germaniae, написанной в 98 г. по Р. Хр., определенно относит бастарнов к германцам: Peucini (т. е. обитатели острова Певки, следовательно ― дельты Дуная), quos quidam Bastarnas vocant, sermone, cultu, sede ac domiciliis ut Germani agunt. По мнению Шахматова (Введение, стр. 40), бастарны это то восточно-германское племя, которое славяне называли сполами (отсюда исполин, в значении великана). Сполы сначала жили на берегах Вислы, а потом двинулись на юг и утвердились в Поднестровье. Здесь их и застает описание Страбона.

Место сполов в Повислинье заняли готы. В конце II века по Р. Хр. и готы потянулись, вслед за сполами, к низовьям Дуная. Они овладели Тирой (теперешний Аккерман) и покорили бастарнов (сполов). Готский историк, епископ Иорнанд (Иордан), написавший в 551 г., произведение De origine actibusque Getarum (т. е., готов), говорит, что владения готов простирались от Дакии до Дона. Днестр, который у Иорнанда носит названия Danastrus и Tyras, служил границей между восточными готами (остготами или грейтунгами) и западными готами (вестготами или визиготами или тервингами). Тервинги ― значит обитатели леса, грейтунги ― степняки. Эти данные относятся к IV веку. В V в. вестготы переселились за Дунай.

Снова германцы, уже в виде мирных насельников, появляются в Бессарабии лишь в начале XIX века. В 1813―1815 гг. впервые в южной Бессарабии поселены немцы из герцогства Варшавского, в числе около 1500 семейств. В 1814 году они основали первую немецкую колонию Тарутино в Аккерманском уезде. В этой колонии, как и вообще в южнобессарабских немецких колониях, жили выходцы из разных областей Германии. Так, в Тарутине в 1827 году числилось (Стат. опис. Бесс, стр. 196; сохраняем орфографию подлинника): Душъ мужчинъ-женщинъ Духовнаго званія, лютеранскаго исповъданія, Пасторъ 1 ― Колонистовъ: Виртембергцовъ 37-33, Прусаковъ 298-216, Богемцовъ 2-2, Венгровъ – 1, Французовъ 3-6, Поляковъ 135-113, Австрійцовъ – 2, Саксонцовъ ― 2, Мекленбурцовъ 42-46. Итого 521-418.

В других колониях находились выходцы из Баварии, Бадена и др. Так, колония Сарата была заселена в 1822 году выходцами главным образом из Баварии и Виртемберга (в 1827 году здесь было: баварцев 236, виртембергцов 197, баденцов 3, магдебургцов 1, мекленбургцов 3, австрийцов 3, французов 1). Все не немцы подверглись быстрому онемечению. Бутович (стр. 23) упоминает, что в немецких колониях встречается много немцев с фамилиями Пиотровский, Якубовский, Павловский и т. п.; эти немцы, по местным преданиям, являются выходцами из Восточной Пруссии, где много мазуров – лютеран. Как видим, эти мазуры – лютеране еще в 1827 году считали себя поляками. Как мы видели, в Буджаке в 1827 году числилось 3224 поляка, большинство коих ныне онемечено.

Подготовлено к публикации А. Грушецкий



[1] «Русского народа» – здесь имеется в виду в широком смысле, включая украинцев, белорусов и собственно – русских.

[2] А. А. Шахматов. Введение в курс истории русского языка. I. П. 1916,стр. 44.

[3] Там же, стр. 46. Также А. А. Шахматов. Древнейшие судьбы русского племени. Русский Исторический Журнал, П. 1919.

[4] «турецкого племени» – здесь имеется в виду, что племя происходило с территории, которую на момент написания этого исследования занимает Турция, поскольку авары ни коим образом не являются турками.

[5] Полное собрание русских летописей, V, 1851, стр. 97. ― Следует иметь в виду, что был и другой Пересечен, в Киевской земле.

[6] Ю. Венелин. Влахо-болгарские граматы. С.-Пб. 1840, стр. 71-72

[7] См. Повесть временных лет, изд. Шахматовым, стр. 11-12.

[8] См., напр., П. А. Несторовский. Бессарабские русины. Историко-этнографический очерк. Варшава, 1905.

[9] Живая Старина, 1892, в. 4, стр. 11, 47

[10] Чубинский, данные 1869 г.

[11] Ал. Кочубинский. Частные молдавские издания для русской школы. Журн. Мин. Нар. Проев., 1903, № 6, стр. 389-418 (см. стр. 397).

[12] Акмангит 1416 душ (в 1907 г. 4300 малорус.) Всего 7358

[13] А. Скальковский. История новой Сечи или последнего коша запорожского. Изд. 2. III, Одесса, 1846, стр. 246.

[14] См. „Бессарабия” П. Батюшкова. С.-Пб. 1892, стр. 138 ― 142.

[15] Статистическое описание Буджака, стр. 381―382. В 1827 г. здесь было 358 старообрядцев (стр. 128).

[16] Название Жебриены происходит от имени бывшей татарской (ногайской)деревни Хаджи-Ибрагим. Здесь б 1827 г. было 158 старообрядцев (там же,стр. 129).

[17] Название Карячки ― от татарской деревни Кара-шикир. Здесь в 1827 г. было 117 старообрядцев (там же, стр. 138).

Мітки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Залишити коментар