На восточной стороне окраины небольшого города Сокиряны, что на Буковине, в поле зрения попадают крутые берега небольшой реки, которые полностью заросли травой или зеленым мхами. Это в одном, а в другом месте они взблескивают известково-каменными залысинами и поднимаются идолическими каменюками вдоль всего каменного желоба, тянущегося на километры вплоть до Днестра.

Каменюки те лежат и на самом дне котлована, и вверху, над обрывом, будто их выкатил сюда кто-то специально и пристроил для векового обзора. Учитывая эту древнюю каменную картину старожилы рассазывают легенду, будто когда-то давно, когда эти земли были залиты водами, жил здесь хозяин – богатырь, владевший всеми подземными богатствами. Были у него и серебро и золото, но более всего он любил морские кораллы, бриллианты и всякие другие ценности, сохранявшиеся под водой. Никому он их не показывал, берег до лучших времен, чтобы подарить в наследство своим потомкам. Но вскоре заболел старый исполин и не успел передать богатства людям. Так они и окаменели в земной тверди, только время от времени давали о себе знать проблесками чистой, как слеза, глубинной воды, проступавшей на дне исполинской каменной чаши. Говорят, будто с того времени и ищут люди здесь в земле древние сокровища, раскапывая ее и вручную, и с помощью техники.

К сожалению, никто не поведал, что нашел какие-то сокровища или, хотя бы золотую песчинку, наоборот – люди теряли силы и здоровье от тяжелой работы, а кое-кто находил здесь и смерть. Однажды, как рассказывали, уже видавший виды местный житель, живший на «Той Горе», добывал на берегу камень. Как и всегда, все делал привычно, без поспешности. В очередной раз заложил в пещеру взрывчатку, и она почему-то не сработала. Каменщик поспешил глянуть, что произошло. Вот тогда и случилась с ним беда.

И все же камень, который ракушечником (очевидно потому, что состоит из множества песчинок-ракушек и напоминает удивительную мозаику), продолжают добывать. Причем не в старинных пещерах, как когда-то, а в современном подземном карьере и уже на промышленной основе.

Многие видели, как от сокирянской шахты ежедневно движется колонна грузовых автомашин, доверху наполненных камнем-ракушечником или песком. Это везут продукцию из здешних подземных месторождений. Разработку их начали еще в 1956 году. Этим занималась военная часть одного из военных округов, а затем здесь было создано местное предприятие «Новый быт», которым руководил деловой и сообразительный еврей Я.Д. Цитрин. Оно действовало не долго, так как в 1961 году на этом месте организовали закрытое горнодобывающее предприятие, где использовалась работа не только вольнонаемных рабочих, а и тех, кто был лишен воли.

Колония, как и теперь называют это предприятие, пополнилась необходимым количеством техники: было 34 камнерезальных машины, свыше 130 грузовых автомобилей, а также своя дизельная электростанция, которую называли «революция». Вся материально-техническая база располагалась на месте нынешней станции технического обслуживания автомобилей. В собственных мастерских горняки осуществляли полный капитальный ремонт машин и их обслуживание.

В подземелье камнерезальная техника работала почти непрестанно, поскольку работу добытчиков было организованно в три смены. Бывшие специалисты, в том числе и начальник планово-экономического отдела М.Г. Головач, а также В.М. Пунга, бывший начальником автотранспорта и центральных мастерских и механиком шахты, припоминают, что доводился план добычи продукции на сутки: камня – 57 тыс. шт., а песка – 620 тонн. По обыкновению, эти показатели перевыполняли. Продукцию доставляли заказчикам автомашинами и вагонными партиями, поскольку к шахте был подведен железнодорожный путь. Для удобства и повышения эффективности производства ввели даже штабелировки камня на открытой площадке, с которой потребители имели возможность брать его самовывозом.

Особый размах приобрело производство, когда его возглавлял В.О. Давиденко, который и людей понимал, и горнодобывающее дело держал на высоте. После него заботливыми руководителями учреждения были А.Г. Яковлев, П.И. Ревуцкий, В.П. Соловей, В.С. Липинский. Ныне ее возглавляет молодой и энергичный руководитель В.В. Келя.

Интересно, что за годы деятельности шахты карьерная выработка достигла огромных размеров – свыше 500 гектаров. Теперь – это целое подземное царство, в котором и далее продолжается производственный процесс на участках. Чтобы заглянуть на одну из них, исполняю все формальности, которых требует закрытое предприятие шахтного типа, и уже через какой-то миг в кабине грузовика ныряю в туннельную тьму. Свет фар прокладывает дорогу на каких-то 120-150 метров вперед, но впечатление такое, что вот-вот наткнешься на какое-то препятствие или врежешься в боковую стену, хотя ширина откатной дороги и не мала – до 8 метров, а высота всего 2,4-2,6 метра.

Водитель – видавший виды, машину ведет мастерски, но все же, когда ему приходится притормаживать, меня охватывает страх, кажется, еще миг – и кабина зацепит каменный потолок. Промежуток между ним где-то на ладонь-две, и когда едешь, становится боязно, что в тьме может снести голову вместе с кабиной. На этот раз в шахте я уже второй раз, поэтому кое-как сдерживаю себя, стараюсь обращать внимание на то, чего не замечал ранее.

– Долго нам еще трястись в грузовике? – пробую разговорить водителя, а он на это аж рассмеялся, так как мы же только заехали у подземелье. Объясняет, что за камнем приходится добираться далековато – 3-5, а то и 7 километров. А это не менее 10-15 минут.

Еще какой-то миг мчимся туннелем, и в скором времени останавливаемся на небольшой, тускло освещенной площадке. Ступаю на землю – и враз замечаю, что надо мною висит чудо – каменное небо, которое спрессовано из малюсеньких ракушечных панцирей. Поднимаем к пласту увеличительное стекло и замечаем, что их там видимо-невидимо! Такое количество не пересчитать некогда и никому! До поверхности отсюда – 45-50 метров. Итак воображаете, какая громада висит над нами?!. И как этот каменный потолок держится?

– Риска никакого нет, – говорит горный маркшейдер О.Ф. Лиснычок, – поскольку разработка ведется шахматкой, а опоры – стояки (так называемые цилыки) подпирают этот «каменный живот» через каждые восемь метров. Причем ширина этих цилыков – 12 метров. На них и держится горизонт. И вдобавок шахта проходит по окраине города и не задевает его инфраструктуры.

И все же однажды произошел чрезвычайный случай. После проходки камнерезальной машины на участке, располагавшемся в зоне урочища «Булыжники», произошел обвал горной массы, и на поверхности образовалась лунка конусообразной формы в диаметре 100 метров. Вода ринулась в шахту, но большого вреда не причинила. По счастливой случайности, никто тогда не пострадал, поскольку предыдущая смена закончила работу, а следующая ее еще не начала.

Аварию быстро ликвидировали, но для откачки воды, говорят, поливные трубы свозили со всей округи, набирали взаймы их даже у овощеводов соседней Молдовы.

На поверхности ориентироваться легко, а здесь, где пилят камень, надо хорошо знать лабиринты подземки, иначе можно и забрести. Такие случаи, говорят, случались, но все обходилось. Однажды как-то, было, задержался по работе один наладчик и возвращался с подземного объекта сам. Позднее время не только утомило его, а и навеяло блуд. Давно кончился свет от шахтерского фонарика, который имел при себе, не стало и спичек, которыми время от времени подсвечивал подземку. Минуты в тьме казались часами, уже и холод ощущался, ведь температура здесь в пределах 8-12 градусов. Высокой является и влажность воздуха. Но мужчина не растерялся, стал на колени и по вмятинам на полу от протектора автомобильных колес нашел правильное направление и дошел до выхода. Этот случай многому научил горнякам.

Тем временем, под непривычным впечатлением воображаю себя будто в сказке подземных произведений Адриатики. Не хватает разве что химерических сталактитов и сталагмитов, которые острыми шпилями свисают с потолка или взбираются кверху из глубин земли. Говорят, будто здесь существует две дороги: направо пойдешь – в Молдову попадешь, прямо тронешься – к Днестру дойдешь. Видимо, не случайно между горняками ходили разговоры, что в подземелье существовало множество ходов и лазов, которыми можно было перейти в соседнее государство или попасть к крепостному укреплению аж в Могилев-Подольском. Не знаю, так это или нет, но дорог в шахте очень много. Они короткие и длинные, и если составить их в одну линию, вышла бы дорога более 500 километров! А это, как известно, расстояние до самого Киева.

Ходить теми подземными улицами очень интересно. Тянутся откатные пути, а перпендикулярно им расположены горные выработки. К сожалению, мы не долго находились в шахте – пробирала сырость и давила на глаза тьма. И все же увидели, как работают в забое «комбайны» МКД-2 (двухдисковые), как вырезают в стене прямоугольные формы спрессованного возрастом камня-ракушечника. Картина захватывающая, но пылищи много, она висит в воздухе, наверное всегда, хотя шахту постоянно вентилируют.

Готовый камень из посеченной стены грузят вручную. Сто «мазайок» (так кое-кто называет пиленные прямоугольные формы камня) ложится на кузов автомашины за несколько десятков минут. Сразу скажем, что эта работа не для слабых.

Уже когда, в конце концов, выбрались из каменной ловушки, и на поверхности немного привыкли к ослепительному дневному свету, стали подсчитывать с экономистами запасы добытого богатства. Цифры впечатляющие. Если на первых порах на-гора выдавали 10-20 тысяч кубометров камня, то со временем выпуск продукции достигал 100 и больше тысяч. Причем условия добычи все более усложнялись – камнерезальные машины приходилось опускать на глубину 25-50, а то и 85 метров, аж до тех пор, пока позволял нижний водоносный горизонт. Возрастала и производительность в забое. Настоящими ассами на камнерезальных машинах были Николай Савтюк, Иван Настасий, Виктор Дворский и много других рабочих, которые отдали подземке по 25 и больше трудовых лет.

– Это сколько же все-таки добыто камня? – с нетерпением спрашиваю у заместителя начальника по производству В.П. Бучанского, который, вижу, что уже имеет результаты подсчетов. Он немного держит интригу и называет фантастическую цифру, она составляет свыше 5 млн. кубометров! В стандартных каменьях, размеры которых 390х190х188 мм, а вес почти 25 кг, этот показатель еще более ошеломляющий – почти полмиллиарда «мазайок»!

Шахтные специалисты определили, что с этого количества строительного материала можно соорудить свыше 170 тыс. одноэтажных сельских домов. Это значит, что горное предприятие выстроило целый город, превосходящий наши Сокиряны по своим размерам в десятки раз! А что касается добытого песка, то его приобретено почти 4 миллиона тонн. Говорят, если бы из него насыпать конусообразную гору, вершина ее достигала бы облаков!

Так вот хотя, что из зарубежья бушующим потоком идут привлекательные строительные евроматериалы, сокирянский камень, как и ранее, охотно заказывают из разных уголков Украины – Тернопольщины, Винниччины, Хмельниччины, Ивано-Франковщины и, конечно, что с нашей Буковины. Его применяют в сельском строительстве, при сооружении производственных помещений, капитальной изгороди и мостовой. Из него делают фундаменты под жилые дома, возводят стены, вымуровывают подвальные помещения, продуктовые хранилища, в которых хорошо поддерживаются не только температурный режим, а и необходимая влажность. Кстати, большая часть жилых и административных помещений в Сокирянах построены из местного пиленного камня. Здания служат много лет. Рассказывают, что и церковь на «Той Горе», которая неподалеку от карьера, также сооружена из местного известняка еще в XVIII столетии. Она в хорошем состоянии и пророчит своими сияющими над Оврагом куполами долгие годы всем.

Подземные виработки или так называемые каменные боксы довольно хорошее укрытие от опасности, неплохие хранилища для складирования продуктов. Специалисты каменного карьера говорят, что проектным институтом разработана программа консервации и использование старых выработок в народном хозяйстве. После их обследования можно было бы использовать их, как гаражи и овоще-фруктохранилища, а возможно – для хранения шампанских вин, как это сделано в Молдове вблизи Крикова.

А известняковый песок нашел свое применение для приготавливания цементного раствора, изготовления самого цемента и как довольно эффективное удобрение для раскисления грунтов с повышенной кислотностью. Он, как свидетельствуют специалисты, содержит в своем составе 75-96% чистого карбоната кальция и незначительное количество магния, а это нейтрализует чрезмерную кислотность и оказывает содействие повышению урожайности многих сельскохозяйственных культур.

В советские времена известняковую муку, как называли этот песок, отправляли даже на Дальний Восток, теперь же он пользуется спросом во многих регионах Украины, в частности, в Тернопольской, Волынской, Донецкой, Днепропетровской, Луганской и Киевской областях. В последнее время заинтересовались этим песком и в Белоруссии, где его используют также для подкормки птицы, в качестве известковой добавки. Так вот идет отгрузка продукции заказчикам целыми железнодорожными составами.

…Оставив шахту после ее осмотра, узкой каменной тропой снова ступаю вверх и скоро оказываюсь едва ли не на самой маковке высокого утеса над карьером. Отсюда хорошо видно весь город, где-то глубоко в ущелье серебрится и бурлит уже упоминавшаяся река, несущая свои воды вдаль. А мне думается, что, может, это в самый раз – она знает тайну подземной каменной сказки, так как ведет свое начало где-то в глубоких и могущественных пластах земной коры.

Александр Чорный,

журналист, Черновицкая область

Перевод на русский язык – сайт “Гвіздівці”

На авторских фото: добываемый камень, вид на шахтную вироботку и церковь над каменным карьером. Фотографии можно увеличить кликом мышки.

Мітки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Залишити коментар