Мало кто знает, что в городе Сокиряны до настоящего времени сохранилось имение помещика. При чем не где-нибудь на окраине, а в центре — на улице Шевченко, где ныне расположена районная типография. Как-то прихожу сюда в выходной день и вижу, что группа молодых людей фотографирует это помещение. Поинтересовался, зачем они это делают, и в ответ услышал, что «дом этот исторический, в нем когда-то господское имение было».

Приятно стало за этих ребят и девушек — любознательные, знающие. Вместе с тем неловкость взяла, что за много лет своей работы здесь я так ни разу и не написал об этом вековом помещении, хотя некоторые материалы и собрал. Вот решился сделать это сейчас и неожиданно понимаю, что многих деталей для рассказа не хватает. Когда-то величественное и сияющее на всю округу имение значительно постарело и немало фактов о себе скрывает где-то в архивах или, возможно, в документах, тлеющих в частных собраниях.

Прежде всего, нет достоверных данных, кто и в каком году поставил здесь господский дворец. Одни исследователи утверждают, что это сделал местный помещик Михаил Константинович Лишин, другие же считают, что роскошный дом на бывшей поляне, вокруг которой были непроходимые болота и большой овраг, выстроил его отец — отставной генерал царской армии Константин Андреевич Лишин, которому в то время, когда Бессарабия уже была разделена на уезды (1835 г.), за определенные генеральские заслуги было наделено в Сокирянах землю. Поставил генерал этот дом по типичному на то время в Российской империи проекту, использовав местные материалы и привлекши умелых здешних мастеров.

Очень скоро, якобы, отец завещал имение своему сыну Михаилу, а сам, как известно из архивных материалов и публикаций, проживал в селе Днестровка (старое название — Ростео-Атаки), которое приобрела его дружина Роксандра (Александра) — внучка бессарабской княгини (фанариотки) Марии Гики еще до замужества.

По иным данным, имение соорудил Петр Николаевич Лишин, о котором 10 декабря 1900 года «Кишиневские епархиальные ведомости» писали, что он — землевладелец городка Сокиряны, губернский секретарь и утвержден попечителем Ходороуцкой школы. Кроме того, есть данные, что он владел 17-тью мясными лавками в Сокирянах. Как не удивительно, но в документах, которые случайно сохранились на чердаке в старом доме нынешней райбиблиотеки, нашлись сведения, очевидно, о его сыне Николае Петровиче Лишине. В них сказано, что в 1902 году он был землевладельцем Сокирян, имел 48 волов, быков и телят и 27 коров. Значит, содержал целую ферму крупного рогатого скота. Кроме того, документы свидетельствуют о том, что Николай Петрович Лишин в 1891 году имел пять водных мельниц на реке Каменка, а также владел виноградниками, где насчитывалось свыше 1600 кустов. Его фамилия во многих документах Сокирянского волосного правления, которые попадались мне, почти везде указывается с приставкой «генерал-майор».

В некоторых публикациях об этой не стеснительной относительно богатства лишинском семействе, в сущности, одного из крупнейших местных «магнатов», говорится и то, что в свое время им принадлежали в нашем городке также пивоварня, винокурня и свечные заводы. Кроме того, сказано, что П.М. Лишин выстроил в Сокирянах школу, лично учил детей грамоте, помогал их образованию материально.

Как не удивительно, но почти то же самое говорится и о генеральском сыне Михаила Константиновича Лишина. В книге «История городов и сел УССР. Черновицкая область», например, указано: «Положительную роль в деле развития культуры в Сокирянах и волости сыграл прогрессивно настроенный М.К. Лишин — сын генерала. Под влиянием Л.Г. Толстого Лишин на собственные средства построил в Сокирянах школу и учил здесь детей крестьян и рабочих грамоты».

Поворачиваясь к нашему старенькому имению, скажем, что сокирянцы старшего возраста, в том числе и Евгения Григорьевна Глушко, рассказывают, что господин якобы имел дочь (кое-кто говорит даже о двух дочерях) Наталию, которая вышла замуж за богатея Плавского. Зять оказался не очень бережливым к богатству, подаренному тестем, и уже скоро пустил чуть ли не все имущество с молотка. Некоторые вещи, говорят, распродавали даже в центре города, неподалеку от имения.

Возможно, это и правда, но вместо того, чтобы утверждать что-либо, скажем только, что в рассекреченных материалах, находящихся в районном архиве, удалось натолкнуться на список крупных помещиков и богатеев, находившихся в городе до 1940 года. Среди них значатся крупные арендаторы, торговцы землей, хлебом и зерном, промышленники, просто купцы, фабриканты, к которым причислили и зубного врача. Вместе с тем, указано, что помещицей была уже упоминавшаяся Наталия Петровна Плавская, владевшая двумя каменными домами, покрытыми жестью, жилой площадью 505 квадратных метров. Наверное, это та самая дочка помещика, но не Михаила, а Петра, которому принадлежит заслуга строительства церкви и первой школы, положившей начало развитию образования в городе.

Во второй половине ХІХ-го столетия, еще когда вокруг имения не было многоэтажных домов, высокий и нарядный, он сиял богатством и новизной. Несмотря на то, что он был построен в направлении с севера на юг, солнце заглядывало к нему, кажется, целый день, поскольку окон в нем довольно много — только с одной стороны их — 15, а с запада всего на четыре меньше. Вообще же, если посчитать еще и боковые, выйдет аж 30! Высота их — 1,8 метра, а ширина — 0,9 метра. Сделанные из твердой породы деревья — дуба, на три оконных стекла и во всех установлены металлические решетки.

Многим интересно: каковы размеры этого исторического дома? Заглянув в сохранившееся инвентарное дело, с полной точностью можно сказать, что площадь его — 575,9 квадратных метра. Если шагать вдоль одной стены, то придется пройти без малого 50 метров. Ширина здания немного более 13 метров.

Помещение, в котором после войны располагались райисполком, училище механизации, автошкола, затем редакция газеты «Дністрові зорі», а ныне находится райтипография, имеет 20 комнат, в нем 23 двери, в том числе трое внешних, что позволяло входить как с южной, так и с северной стороны. А высота их — свыше 3-х метров.

Фундамент и стены построены из бутового камня. Толщина стен поражает — 60-70 сантиметров, высота — 3,5 метра. Когда несколько лет назад пришлось газифицировать этот объект, мастера не на шутку расплакались: «Как нам через такие толстые стены труби завести?». Но все обошлось — между стыками дикого камня и отверстия сделали, и газ подвели. Теперь помещение обогревается газовыми конвекторами.

Внутри везде был пол из дубовых досок, которые 100 лет находились в сырости и духоте, а потом их вынуждено заменили на бетон, в комнатах стояли кафельные печки белого цвета, с красивым объемным узором, которые создавали нарядность и хорошее расположение духа. К сожалению, со временем интерьер изменился, многое стало непригодным, поэтому хозяевам, квартировавшим здесь, пришлось кое-что переработать или подновить. Но, в основном все осталось на своих местах.

Интересная и такая деталь. Через весь дом со входной стороны тянется старая открытая пристройка — терраса. Ранее она привлекала внимание высокими деревянными колонами, которые со временем пришлось заменить на металлические, а также узорчатым парапетом и зубчатой дощатой вырезкой под крышей.

По всей длине террасы пол вымощен керамической восьмигранной плиткой и небольшими (тоже керамическими) квадратными вставками голубого цвета со стилизованными белыми цветами. Плитка — светло-бежевого цвета. Ее и сейчас можно увидеть на части площади уцелевшей веранды. На оборотной стороне плитки четко видно надпись: «Харьковъ. Бергенгемнъ. 1906». Это также дает основания полагать, что дом имеет давнюю историю, хотя достаточно вероятно, что пол террасы могли облицевать плиткой значительно позже.

Крыша, как известно, является своеобразной шапкой здания. Она сделана четырехскатной, имел окна для вентиляции и была покрыта, очевидно, дощечками, так называемой гонтой, но со временем ее заменили жестью, а затем и шифером, от чего, конечно, дом потерял свой первоначальный вид и внешнюю хрупкость.

Почти шестью парами окон — глаз дом смотрит в небольшой скверик, в котором зеленеет лиственница, ароматно пахнут акация и липа, оранжево полыхает осенью клен и другие виды деревьев. Двор немалый. Ранее, как рассказывают, здесь был роскошный господский цветник, где цвели не только королевские цветы — розы, а и лилии, тюльпаны, пионы, астры.

Немного далее ароматом изобиловали жасмин и белая сирень. По кругу цветник был обрамлен металлической кованной узорчатой изгородью. Теперь конфигурация изменена, часть изгороди снята. Надкогда-то царственным временем в скверике властвуют разве что только столетние липы, ели и акации…

Время все же прячет от нас некоторые детали этого старинного дома. Но постепенно кое-что стает известным. Так, по рассказам городских жителей, в том числе бывшего архитектора района О.О. Хилька, в прошлом господский дом со всех сторон был обнесен каменным забором. Центральный въезд был между помещениями конторы бывшего колхоза им. Шевченко и районного узла почтовой связи. Высокие кованные ворота сразу бросались в глаза каждому. Над ними висели старинные (также кованные) фонари и поднималась высокая арка.

От арки на западе тянулась дорога, неподалеку от которой (где ныне районный дом народного творчества и отдыха) располагались господские конюшни и другие подсобные помещения. И, конечно, как непременный атрибут дворянского благосостояния, радовали глаз своим присутствием липы, выстроившиеся в целую аллею. Они и сейчас остались нам на память и разливают свой аромат в городском парке.

С южной стороны имения был большой и красивый кирпичный дом, в котором находилась господская столовая. Немного сбоку, где в настоящее время находится ресторан «Днестр», были подсобки, а также отдельно стояли погреб, который еще можно увидеть, и «позолоченый» колодец, который время не уберегло до наших дней.

Как известно, на средства семьи Лишиных (скорее, Петра Лишина) в городе была сооружена церковь. Она стояла неподалеку, с восточной стороны господского дома. Поэтому через двор, утопавший в роскошном яблоневом саду (где ныне ДНЗ № 1), сюда вела дорожка, вымощенная камнем, а в каменном заборе была калитка. За забором пролегала широкая дорога (теперь ул. Победы) и в Пасху и другие религиозные праздники здесь всегда было много подвод: люди, приезжавшие к церкви конями, оставляли их здесь на временный постой.

Самого помещика и его челядь часто видели во время прогулки по территории имения. М.К. Лишин, говорят, немного хромал на одну ногу, поэтому всегда ходил с палочкой. Кое-кто из старожилов помнит, как в летнюю пору он на запряженных четверкой коней карете изо всех сил мчал по дороге через хлебное поле куда-то к Днестру. Наверное, осматривал, каким будет урожай. А его обеих дочурок в длинных платьях и белых шляпках, не раз замечали в господских владениях над сокирянским Яром, где зеленели каменные крутые склоны и поблескивала серебром чистая, как хрусталь, река.

На этом наше путешествие вокруг господского имения подошла к концу. Жаль, конечно, что не сохранилось фотографий того времени, как сиял он во всей своей красоте и величии. Но все же дух этиого времени до сих пор остался, и современники спешат сделать на память фото того, что уцелело с возрастом…

Александр Чорный

Материал также публиковался в книге О. Черного «Город, где сходит солнце», Черновцы, «Прут», 2010 и на сайте «Сокирянщина»

На верхнем фото — автор — О. Черный

Фото бывшего господского имения — автора статьи

Мітки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Залишити коментар