admin on 18th Сентябрь 2013

NOAU-101 ukr5Более 300 гвоздовчан в годы Второй мировой войны (включая Великую Отечественную и войну с Японией) были задействованы в боевых действиях или призваны на трудовой фронт. Многих давно уж нет с нами, и время неумолимо: фронтовики уходят в вечность – один за другим. И, к огромному сожалению, так сложилось, что порой даже близкие односельчане, а иногда и родственники, очень мало знают о жизни, службе и судьбах участников войны.

Сегодня наш короткий рассказ о небольшом по времени, но ярком периоде жизни двух гвоздовчан – Георгия Леонтьевича Гангала и Петра Михайловича Выдыша, которых судьба еще подростками бросила в горнило войны и при этом забросила аж в горы Югославии, где они геройски воевали в рядах Народной освободительной армии Югославии.

Представляем Вашему вниманию отрывок из очерка «Югославы звали его Джордже», опубликованного в книге Р. Пелинской «Привала нет». Начинается очерк письмом югославских партизан в одну из молдавских газет:

«…Пишут вам бывшие югославские парти­заны. Во время войны на территории Югосла­вии вместе со всеми сражались против гит­леровцев сыны Советской страны. Среди них освобождал наши города и селения молодой парень (тогда ему было около 19 лет), уроженец Молдавии Георгий Гангал. Мы звали его просто Джордже. Он воевал в Югославии в 1944 — 1945 годах в составе 5-го батальона (Чета I) бывшей 2-й Пролетарской дивизии. Джордже вместе с нами участвовал в боях за освобождение городов Крагуевац[1], Роска[2], Крушевац[3] и других поселений по реке Ибар[4].

Это был смелый, бесстрашный партизан. Хороший товарищ, память о котором жива среди нас. Ветераны Пролетарской разыски­вают своих боевых друзей, вместе с которыми они проливали кровь за освобождение Отчизны… Помогите найти нам нашего славного боевого друга, уроженца вашей республики Георгия Леонтьевича Гангала. Один из нас слышал, что после войны он как будто бы ра­ботал учителем в Молдавии…

Да здравствует вечная дружба между на­родами Югославии и СССР! Да будет мир во всем мире! С дружеским к вам приве­том.

Это письмо написал от имени партизан бывшей 2-й Пролетарской дивизии, 5-го батальона, Чета I Милан Буркич».

…Поезд уходил все дальше и дальше. На запад. Глухо и тревожно постукивали колеса. Мелькали, как в калейдоскопе, незнакомые города, села и полустанки. Почти сплошной стеной тянулся лес. В битком набитой людьми теплушке стояла гнетущая тишина. Редко кто о чем-то спрашивал или заговаривал — каж­дый думал об одном и том же: «Что впереди? Куда везут?»

Георгию казалось, что ему и другу его Пет­ру куда хуже сейчас, чем всем остальным. От сознания того, что сам в чем-то виноват, и непоправимости случившегося он готом был со всей пылкостью юности решиться на что угодно. Броситься на конвойного. Пойти на штык. Рвануться на полном ходу из вагона. Будь что будет, только не то, что уготовили фашисты…

…Ему исполнилось шестнадцать, как нача­лась война.

Надвигалась беда — подходил тот возраст, когда их, одногодков, должны были мобили­зовать в румынскую армию. Посоветовавшись со старшими, решили махнуть в Бухарест — город не то, что село, там легче затеряться, избежать этого. И тут — тогда невольно по­думали, к счастью,— в газетах появились объ­явления. Набирали рабочих, особенно нужны, как подчеркивалось, молодые. Разве могли предположить…

А это была ловушка. Вместо конторы, ад­рес которой значился в объявлении,— лагерь, обнесенный колючей проволокой, бараки на окраине Бухареста. Полная изоляция.

«Скучать не будете», — усмехались румыны.

Посулами и обманом они заманивали тех, кто постыдной службе готов был предпочесть любые работы. Были тут такие же, как и они с Петром. Встречались и постарше. Хуже относились здесь к советским военнопленным.

Из Бухареста повезли в Белград. На гра­нице сменились конвойные. В Югославии этот «невольничий караван» уже охраняли немцы. «Бежать, бежать во что бы то ни стало»,— другой мысли сейчас не было. О том, что они задумали, не так уж трудно догадаться: конспирации еще не научились. Но хорошо, что заметили это прежде других друзья.

Послушайте, хлопцы, подсел к ним однажды один из советских пленных. — Хочу дать вам добрый совет — потерпите. Бежать в Белграде нельзя. Без языка и документов в городе сразу схватят. Держать вас тут долго не будут. Вот повезут, тогда…

Они почему-то сразу поверили этому чело­веку.

…И вот сейчас в теплушке, все уходящей и уходящей на Запад, им было чуть легче от того, что свой человек рядом. Звали его, как представился, Сергеем Ивановичем. Фами­лия Примак. Когда хлопцы падали духом, он начинал вдруг напевать вполголоса или вспоминал что-нибудь веселое. Потом был и серьезный разговор.

Без меня ничего не предпринимать, — сказал коротко. Погубите и себя и других. Многие хотят бежать, подумать надо, как это устроить. Вы в моей группе.

Бежали на вторые сутки, под вечер. Как потом оказалось, недалеко от города Роска. Едва только промелькнул последний вагон, как метнулись сразу, без передышки, в лес. И шли, шли, не отдыхая, не разговаривая, стараясь как можно дальше и быстрее уйти от полотна железной дороги. В Белграде еще от верных людей Примак узнал: в лесах и горах Югославии хозяева — партизаны. «Шва­бы», как презрительно звали здесь немцев, и носа боятся туда сунуть, разве что решают­ся на редкие, но жестокие операции но «вы­лавливанию и уничтожению лесных бандитов»,— как они писали в приказах, вывешен­ных для устрашения повсюду.

Шли вечер. Шли ночь напролет. Продол­жали, хоть и выбились из сил, двигаться следующим утром и днем. Как вдруг из кустов раздался окрик. Обернулись, метнулись на голос. Вновь прозвучали резкие незнакомые слова. Увидели смуглых людей. В домотканых куртках. Обвешанных оружием. Что-то заста­вило радостно забиться сердца — звездочки, красные пятиконечные звездочки на пилотках. Заросшие, серые, от пыли и усталости лица засветились улыбками.

— Кто такие? — удивляясь, уже мягче спросил старший. Славянскую речь можно бы­ло понять.

Мы русские, — объяснил Примак.- Рус­ские. Бежали от немцев. Русские, — повторил он.

«Русские» — это прозвучало как пароль. На суровых, до этого напряженных лицах горцев засветились улыбки. Они, видимо, только те­перь заметили на Примаке и его товарищах вылинявшие гимнастерки. Отбросив всякую церемонность, схватили пришельцев в объятия.

— Братья, друзья,— повторяли взволно­ванно, пожимая каждому руку.

Такой была первая встреча Гангала с людь­ми, что стали ему в суровые те годы родными и близкими.

Югославия… Он полюбил эту страну так же преданно и беззаветно, как любил свой от­чий край. И защищал ее как верный сын, защи­щал отважно, рискуя жизнью, так, как если бы мог он защищать свою. Здесь, на опален­ной войной и залитом кровью земле, здесь, у бесстрашных своих побратимов, прошел он школу верности и ненависти, школу стойкости и интернационального братства.

Георгия Гангала и Петра Ведыша опреде­лили в I Чету 5-го батальона. Остальных в другие отряды. Двух парней с первого дня окружили трогательной заботой. В тех усло­виях, когда одна кровопролитная схватка сле­довала за другой, когда гибли и гибли люди, когда рядом со взрослыми сражались двенадцатилетние, когда женщины переносили все тяготы неустроенной партизанской жизни на­равне с мужчинами, — это было удивительным проявлением любви к советским братьям. Учи­ли языку, учили стрелять. Когда выдавался спокойный вечер учили песням и танцам.

Удивительной, словами не передать, пред­стала перед Георгием душа этого свободолю­бивого, красивого, гордого, талантливого на­рода.

Почти у каждого своя незаживающая ра­на. У одного расстреляли брата, у другого повесили отца, у третьего надругались над сес­трой и сожгли дом. И у всех — одна общая — стонала югославская земля, обливаясь кровью и покрываясь дымными пепелищами. Каж­дый из тех, с кем был он теперь связан общей судьбой, мог сказать о себе — пепел и кровь стучат в мое сердце. Пепел сожженных дере­вень и кровь погибших. Но они не говорили громких фраз. Бились до последнего патрона.

Легкой прогулкой по сравнению с тем, что было потом, казалось сейчас Георгию его первое крещение — короткая схватка у дороги.

Единственная бескровная схватка. Вспоминать остальные куда тяжелее. Сколько дорогих могил — в селах, в горах, сколько потеряно дру­зей. Но немцы за все получали сполна — горе­ла земля у них под ногами. Партизаны не давали им ни минуты покоя. И вместе со все­ми мстил ненавистному врагу Георгий. Летели под откос поезда, взрывались склады с боеприпасами и цистерны с горючим, рушились мосты, когда по ним шли немецкие обозы с награбленным у мирного населения добром.

Трудно сейчас вспомнить каждый бой за каждое отбитое у немцев селение, за каж­дый город — будь то Брусь, Крагуевац или Роска. Особенно запомнилось взятие Крушеваца — когда и один и второй раз избежал вер­ной смерти.

…Наступали с трех сторон. Силы были яв­но неравными — против партизан действовали не только немцы, но и югославские предатели. Первая Чета должна была наступать с юго-запада. Партизаны обогнули разрушенный за­вод. Направились к мосту. Но… прицельный пулеметный огонь заставил их залечь. Успех операции решали минуты. И тогда Георгий, опередивший других, увидел, что он почти вне зоны обстрела. Раз подтянулся на локтях, другой… Вскочил — и короткими перебежками к мосту, к месту, откуда бил пулемет. Парти­заны замерли. Сейчас случится непоправи­мое — ведь немцы уже заметили смельчака. Только на секунду опередил их Георгий — две метко брошенные гранаты уничтожили пулеметное гнездо. Атака продолжалась.

Партизаны рванулись через мост, туда, к центру города, где завязалась отчаянная борьба. Опять застрочил пулемет — немцы били из дома. Георгий успел вскочить в подъезд — так получилось, что он оказался отрезанным от своих огнестрельной струей.

— Стой, Джордже, я сейчас, ­- серб-пулеметчик, один из самых отчаянных парней в отряде, вырвался на мостовую и так неожи­данно стегнул по окну, что ответить ему фа­шисты не смогли.

— В рубашке ты родился, — крикнул он Георгию.

Этот бой стоил партизанам многих жертв. Погиб от осколка снаряда командир.

Когда Георгий стал командиром четы, он во всем стремился походить на друга. На при­валах и на маршах старался, как и Бранко, поднимать дух уставших людей. Это они с Петром научили партизан новым песням. Вечерами у костра их пели все вместе.

В октябре 1944 года в одной из атак Георгий был контужен. Полтора месяца не мог вернуться в строй, хотя друзья делали всё, чтобы он скорее поправился и встал на ноги. Вечерами усаживались вокруг койки и тогда, когда уже разрешили врачи, выкладывали ему всё, что произошло за день. Тихо, чтобы не мешать другим, напевали полюбившиеся ему народные песни. В конце октября он покинул госпиталь.

Гангал — партизан встал в строй.

Уже с Советской Армией ступил двадца­тилетний Георгий на территорию Венгрии. Здесь в районе города Коношвар в начале 1945 года был ранен. Пробыл в госпитале, до конца войны. Выписался.

Солдаты возвращались домой. Его тоже ждала Родина.

И потянуло Георгия, повидавшего и пере­жившего в свои двадцать лет столько, сколько дай бог другим в сорок и шестьдесят, по­тянуло к самому мирному на земле труду — учительскому. Для начала пошел на курсы, потом заочно окончил Тираспольский пединститут.

Идет уже двадцать седьмой год его педагогической деятельности.

Учитель географии… Его уроки никак не назовешь скучными. Когда берет он в руки указку и подходит к карте, ребятам из унгенской школы-интерната каждый раз кажется, что раздвигаются стены класса и отбывают они вместе с Георгием Леонтьевичем в интереснейшее путешествие по планете. Но как у каждого педагога, среди многих есть у него любимая тема. В учебнике географии раздел этот называется «Югославия». Для него же не только тема, пусть и любимейшая, не только раздел и часть школьной программы. Это часть его жизни, его биографии. Это стра­на, за свободу которой он сражался, не щадя ни сил, ни жизни.

Р. Пелинская. «Привала нет». «Югославы звали его Джордже». Кишинев, «Картя молдовеняскэ», 1971, стр. 2 — 16.

****************************************************************

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Г.Л. Гангал (посредине) в Гвоздовцах с односельчанами. Фото — 70-е годы ХХ в.

Упомянуты наши земляки и в книге В.Н. Казака «Побратимы. Советские люди в антифашистской борьбе народов балканских стран 1941 – 1945»:

«Рота из советских граждан  воевала также в составе 2-й Черногорской Пролетарской бригады НОАЮ. Среди 50 – 70 бойцов были П.М. Ведеш из Черновицкой области и Г.Л. Гангал из города Унгены Молдавской ССР. В августе 1944 года бригада совершила поход по Сербскому нагорью, устраивала диверсии на коммуникациях врага, громила колонны оккупантов».

В.Н. Казак. «Побратимы. Советские люди в антифашистской борьбе народов балканских стран 1941 – 1945». М., «Мысль», 1975, стр.  54 – 55.

****************************************************************

Конечно, это далеко не все о военной судьбе молодых гвоздовчан. Их рано и ярко начавшаяся история военных приключений намного большая по объему, намного многограннее описанного в книгах. И началась она с рождественской (с 1943 на 1944 гг.) подростковой выходки двух учеников румынской сельськохозяйственной гимназии…

Но всему – свое время, а пока мы ограничимся этим очерком и только уточним, что Георгия Леонтьевича Гангала и Петра Михайловича Выдыша, ошибочно, считали выходцами из Молдавии. А связано это было с тем, что Гвоздовцы – часть Северной Бессарабии. Именно так ребята и представлялись в Югославии – как выходцы из Бессарабии. А Бессарабия в большинстве своем ассоциируется с Молдавией. Кроме того, Георгий Леонтьевич еще и жил после войны в Молдавской ССР.

А Петр Михайлович Выдыш после войны жил в Херсонской области, со временем стал руководителем крупного сельскохозяйственного предприятия.

******************************************************************

Материал для публикации на сайте «Гвіздівці» подготовил О. Кучерявый.


[1] Крагуевац (серб. Крагујевац)  —  город в Сербии, столица административного региона Шумадия. Четвертый по населению город Сербии.
[2] Раска – вероятно имеется в виду община Рашка (серб. Рашка, Raška) в Рашском (Расинском) округе Сербии.
[3] Крушевац (серб. Крушевац)  —  община в Сербии, входит в Рашский (Расинский) округ.
[4] Ибар (серб. Ибар)  —  река в Черногории и Сербии.

Мітки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Залишити коментар