admin on 2nd Февраль 2013

pv_216912українською мовоюОдним из командиров подразделений отряда Георгия Барбуцы во время Хотинского восстания был Миша Нягу (в основном, именно так его называли). Именно подразделение Нягу, пройдя через Секурянскую волость, освободило от румынских захватчиков станцию Ларга и многие села Кельменецкой волости. Сегодня мы предлагаем вниманию посетителей сайта короткие рассказы о Мише Нягу.

Следует отметить, что на самом деле Нягу звали не Михаилом, а Илларионом — Илларион Степанович Нягу. Ему, видимо, не нравилось это «поповское» имя и он переименовал себя на Мишу.

Кстати, пожалуй, большинству посетителей сайта И.С. (Миша) Нягу в какой-то мере знаком, поскольку именно он стал основным прообразом Петри – красного конника-котовца из кинофильма «Свадьба в Малиновке» в исполнении Николая Сличенко (режиссер А. Тутышкин, экранизация одноимённой оперетты Б. Александрова, Ленфильм, 1967 — см. видеотрывок ниже).

Киноафиша

Существует и еще одна, несколько менее известная кинолента — «Ждите нас на рассвете» (режиссер Эмиль Лотяну, сценарий Эмиля Лотяну, Иосифа Прута, киностудия «Молдова-Фильм», 1964), отснятая непосредственно об одном из боевых эпизодов подразделения под командованием И.С. Нягу, а именно  об истории похода отряда И. Нягу в 1919 году к устью Дуная — на территорию, оккупированную войсками королевской Румынии, для вывоза тайного склада оружия.

&&&

Среди бессарабцев — молдаван, пополнявших отряд Котовского, было особенно много  хотинских повстанцев.

В морозные январские дни, на севере Бессарабии, бедняки — молдаване, доведенные до отчаяния оккупантами, решили сбросить с себя ненавистное иго. Чаша терпения переполнилась.

Восстание быстро охватило весь Хотинский уезд и перекинулось в Сорокский. В местечке Атаки, в Окнице, в молдавских селах Сталинешты, Динауцы, Коленкоуцы восставшие с вилами и топорами набрасывались на захватчиков, снимали румынские заставы и арестовывали жандармов. Но повстанцы не были подготовлены к длительной партизанской борьбе. У них не было должного руководства, не было оружия, снарядов и патронов.

На нашем берегу орудовали петлюровцы. На словах поддерживая повстанцев, они на деле содействовали их поражению. Хотинцы были предоставлены самим себе.

Румынские войска, изгнанные из Хотинского уезда, получив подкрепление, перешли в наступление. Они жестоко расправлялись с повстанцами. Каратели сравнивали с землей восставшие деревни, устраивали массовые расстрелы; они пороли людей нагайками, изрубали шашками, закапывали живыми в землю.

Во время подавления хотинского восстания от рук боярских палачей погибло одиннадцать тысяч бессарабцев. Больше пятидесяти тысяч хотинцев бежало из Бессарабии. Румынские власти заочно приговаривали участников восстания к смертной казни. Множество людей было брошено в тюрьмы.

В дни, когда на правом берегу Днестра ярко горели села, сотни бессарабцев под пулеметным огнем отступали через Днестр.

Основная масса хотинских повстанцев перешла Днестр в районе Каменец-Подольска — Могилев-Подольска.

Петлюра рассчитывал пополнить свои банды, поредевшие в боях с Красной Армией.

Но бессарабцы не поддались на агитацию петлюровцев. Они организовались в отряды и с боями пошли от Каменец-Подольского на соединение с Красной Армией.

Среди хотинцев выделялся рабочий-каменщик Михаил Нягу. Он знал, что большевики борются за мир, за землю, за бедняков, против угнетателей. В партизанских рядах Михаил Нягу командовал отрядом бессарабских всадников.

Нягу, жизнерадостный человек исполинского роста, отличался смелостью. Его черные глаза горели отвагой, когда он летел в бой впереди своих конников, увлекая их за собой.

В темные ночи партизаны под предводительством Нягу переправлялись через Днестр на родной берег. Внезапно появлялись они у помещичьих конюшен и угоняли лучших лошадей.

…В то время, как Котовский со своими кавалеристами воевал против румын и отбивал натиск петлюровцев, в Одессе формировались части Южной группы. Из разрозненных партизанских отрядов и частей 3 Украинской армии создавались полки регулярной Красной Армии.

В Одесском комитете партии большевиков для новых частей подбирали преданных и умелых командиров.

Григорий Котовский — легендарный бессарабец, организатор и доблестный командир красногвардейского отряда, выделялся из всех партизан, оперировавших в Приднестровье. Этот человек сумеет повести людей в бой. Большевики, встречавшиеся с Котовским, знали, как он вырос политически. 3 июля 1919 года Котовский был назначен командиром 2 пехотной бригады вновь сформированной 45 дивизии.

В состав второй бригады входили 400, 401, 402 стрелковые полки, кавдивизион из трех эскадронов и артиллерийский дивизион. Во вторую бригаду был влит отряд Нягу, именовавшийся тогда Первым кавалерийским бессарабским полком. У станций Рудница произошла первая встреча Котовского с Нягу.

Комбриг второй стрелковой бригады хотел как можно лучше и торжественней встретить своих земляков-кавалеристов. На поляне был выстроен духовой оркестр. Под звуки марша Котовский на коротком галопе помчался навстречу новоприбывшим.

Нягу ехал впереди своих всадников на серой в пятнах кобылице. Кони поровнялись. Нягу отдал рапорт. Командиры пожали друг другу руки и, наклонившись с коней, поцеловались.

— Здравствуйте, орлы! — радостно крикнул Котовский бессарабцам.

Не слезая с коня, он обратился к ним с короткой речью:

— Товарищи бойцы и командиры, с сегодняшнего дня вы входите в состав бригады своих земляков — бессарабцев, где вместе будете бороться, рубить белогвардейскую и всякую сволочь, которая хочет разгромить Красную Армию и задушить Советскую власть. Этого не будет! — говорил Котовский. — Пусть не думает буржуазия, что ей удастся уничтожить Советскую власть, власть рабочих и крестьян. Власть Советов дала рабочим фабрики и заводы, а крестьянам — землю. Да здравствует Советская власть и товарищ Ленин! Ура!

После торжественной встречи Котовский и Нягу долго беседовали. Так началась их дружба.

Отряд Нягу полностью вошел в кавалерийский дивизион стрелковой бригады. Михаил Нягу был назначен командиром этого дивизиона.

Первый кавполк, командиром которого был назначен Михаил Нягу, объединил молдаван.

Преследуя белополяков, ведя ежедневные бои, котовцы подошли к местечку Любар, на реке Случ. Польские батальоны укрепились за рекой. Белополяки решили прекратить отступление. В Любаре расположилось больше тысячи польских стрелков и много артиллерии. Высокий берег Случа был весьма удобен для обороны.

0124 июня Котовский пытался войти в Любар через мост, однако, белополяки, бросившись в контратаку, потеснили, котовцев и подожгли мост.

Комбриг доносил, что «сделанным налетом м. Любар захватить не удалось, так как противник прочно закрепился. Первый кавполк ворвался в конном строю в местечко, но был выбит противником, открывшим ураганный пулеметный и ружейный огонь. Потом спешился и в пешем строю выбивал противника, но не мог удержаться и вынужден был отступить. Второй кавполк действовал со стороны Гриневцы, переправился на другой берег реки, но по причине местности, не давшей возможности развернуться кавалерийскому строю, ввиду канав и трясин, вынужден был отступить».

Котовский решил более тщательно произвести разведку. Надо было выбрать удобный участок для прорыва, найти брод через Случ.

Комбриг был задумчив и сосредоточен. Командиры и ординарцы не беспокоили его расспросами. Вся бригада знала, что, когда их командир, сжимая кулаки, расхаживает по комнате, он обдумывает решение. Котовский был раздосадован неудачной атакой. Надо во что бы то ни стало немедленно разбить врага, пока тот еще не оправился.

По эскадронам раздавали штыки. Старые бойцы, сражавшиеся на фронтах империалистической войны, объясняли и показывали молодым приемы штыкового боя.

Котовский решил атаковать Любар в пешем строю.

Чуть засерел рассвет, как к Случу стали подтягиваться цепи котовцев. Вскоре они ворвались в Любар, в его тесные и кривые улочки.

Несколько часов продолжался рукопашный бой. Зарозовело небо, поднялось солнце, а бой все продолжался. Красноармейцы выбивали из местечка ожесточенно сопротивлявшихся белополяков.

Эскадрон под командованием Нягу, в конном строю, бросился уничтожать противника, засевшего в глубоком овраге. Навстречу загремели выстрелы. Лошадь под Нягу споткнулась и упала на передние ноги. И когда Нягу, ругаясь по-молдавски, тащил коня на поводу, пуля попала ему в плечо и раздробила кость. Как раз в это время подоспел на помощь боец 1 кавалерийского полка Владимир Подлубный. Он заметил белополяка, выстрелившего в Нягу, погнался за ним и, догнав, зарубил клинком.

Подлубный вместе с Нягу участвовал в хотинском восстании; вместе с ним вступил в Красную Армию. Этот коренастый, суровый боец был словно создан для боя. Его обычно угрюмое круглое лицо оживлялось, когда начиналась атака.

И в этом бою Подлубный дрался с ожесточением, пока, сраженный пулей, не свалился с коня.

Выбив противника из Любара, котовцы продолжали наступление.

Котовский подъехал к тачанке, на которой лежал Нягу, уже знавший о смерти Подлубного.

— Меня только ранили, а Подлубный убит, — сказал Нягу комбригу.

— За Подлубного мы возьмем не одну сотню голов врагов революции, — ответил Котовский.

В этом бою навсегда выбыл из строя командир 1 полка Михаил Нягу, вскоре скончавшийся от тяжелых ран.

Владимир Шмерлинг «Котовский», М., Военное издательство военного министерства Союза ССР, 1951

&&&

 Еще некоторые сведения о Михаиле Нягу удалось узнать из книги Е.М. Ткачука «Не потерять сокровища» (Кишинев, «Картя молдовеняске», 1986, стр. 114-115).

Автор описывает воспоминания хотинца Степана Филимоно­вича Круглецкого: «Родился в декабре 1891 г. в г. Хотине Бессарабской губернии. Отец — бедняк, в сезон занимался рыбной ловлей, зимой работал но найму в г. Хотине, В 1914 г. царское правительство послало меня на им­периалистическую войну, и я воевал до 1918 г. В 1918 г. возвратился домой. Через 1,5 месяца вступал в 5-й полк Красной гвардии, который стоял в Окнице. Но в марте 1918 г. наша гвардия была разбита румынами. Оттуда наш полк отступил в Могилев, но произошла неустойка, и мы разбежались кто куда. Я через Могилев добрался до  Калуша,  который  был захвачен австрийцами и петлюровцами. Из Каменца я немедленно вернулся в Хотин. Это было уже в апреле 1918 г.

Пробыв дома до 1919 г., я принимал участие в Хотинском восстании против румын. Но поскольку мы потерпели поражение, то я вместе с другими бессарабскими повстанцами, восставшими против румын, отступил на Украину в м. Дунаевцы Подольской губернии и здесь вступил во вновь формируемую часть – полк Барбуцы. Этот полк формировался для помощи большевикам, и когда петлюровцы это заметили, то они совершили налет и убили командира Барбуцу, а нас всех арестовали.

Я бежал из-под ареста в г. Каменец. Через две недели вступил во вновь организованный отряд против Петлюры, который выступил и изгнал Петлюру. После этого в г. Каменце вступил в конный отряд т. Няги. Отправились на позицию, а потом отступали до Вапнярки. Там наш отряд соединился с Котовским, и с тех пор, с 1919 по 1921 г., я служил в кавалерии Котовского.

Знаю своего командира т. Нягу, который был ранен в г. Любаре. После выздоровления заболел тифом и умер в м. Тараща, там он и похоронен. Знаю командира 2-го полка т. Макаренко, который был ранен в живот в с. Озерна. Он умер в м. Тараща,  там он и похоронен. Знаю командира батареи т. Просвирина, который под Проскуровым был тяжело ранен, умер в м. Ладыжино,  там он и похоронен.

Знаю своих командиров тт. Котовского, Попова Скутельника, Воронянского, Хибреева. И знаю командира пехотного полка т. Криворучко, который был ранен под Одессой…».

&&&

Одна из сохранившихся фоографий И.С. Нягу, (из личного архива Светланы Нягу).

К сожалению, все же, мы не достаточно знаем о личности легендарного участника Хотинского восстания и такого же легендарного котовца Михаила Нягу. Из всего, что описано, известно, что он вроде бы был рабочим-каменщиком исполинского роста. Во время Хотинского восстания, командовал отрядом бессарабских повстанцев под общим командованием Г. Барбуцы, который, в том числе, при поддержке местного населения отбил у румын железнодорожную станцию Ларга[1], отрезав врагу возможность переброски подкреплений в район восстания. Из достаточно небольшого отряда им был постепенно сформирован Первый кавалерийский бессарабский полк. После поражения восстания оставшиеся бойцы отряда перебрались через Днестр и участвовали в боях с петлюровцами, сыгравшими предательскую роль относительно Хотинского восстания и восставшего населения нашего края. В частности, Первый кавалерийский бессарабский полк под командованием М. Нягу в составе Отдельной Бессарабской бригады Красной армии участвовал в захвате в апреле 1919 года г. Каменец-Подольского, изгнавши войска Директории.

После того, как 3 июня 1919 г. 3-я дивизия армии УНР под командованием А. Удовиченко, форсировав Збруч, штурмом вновь овладела Каменец-Подольским[2], разрозненные полки Отдельной Бессарабской бригады отошли в сторону Винницы и Одессы, где в июле 1919 года у станции Рудница[3] Первый кавалерийский бессарабский полк влился в кавалерийский дивизион 2-й бригады 45-й пехотной дивизии Красной армии. Бригадой командовал Г.И. Котовский. Постепенно из кавалерийского дивизиона был сформирован 1-й кавалерийский Бессарабский полк кавбригады Г.И. Котовского. Его основу составляли бессарабцы, преимущественно – молдоване.

Погиб М. Нягу от тяжелого ранения во время боя с белополяками под Любарем[4] 24.06.1920 г. [5]

 

&&&

Больше информации биографического характера об И.С. Нягу содержит статья Е. Морозова.

*****

И.С. Нягу родился в 1890 году в селе Сатул-Ноу Одесского уезда Херсонской губернии (сейчас – с. Новосельськое Ренийского района Одесской области – прим. адм.) в семье крестьянина-бедняка. Трудно жилось сельской бедноте в те годы, тяжело приходилось сво­дить концы с концами и его отцу.

В 1912 году И.С. Нягу был при­зван на военную службу и зачислен в артиллерийский полк, дислоцировавшийся в городе Очакове. Каждодневная солдат­ская муштра, зубрежка воинских уставов, дисциплинарные взы­скания и оскорбления возмущали его. На одном из строевых занятий поручик вызвал из строя солдата и замахнулся на него за то, что тот горбился и шагал не в ногу. Но ударить ему сол­дата не удалось, помешал И. Нягу, который ухватил офицера за рукав и отшвырнул в сторону. Он был арестован и предан суду военного трибунала за оскорбление офицера действием. На вопрос председателя трибунала, кто надоумил подсудимого ос­корбить офицера, верного слугу его величества, И.С. Нягу от­чеканил:

— Солдат тоже царский слуга! Но чтобы бить его — такого в уставе не записано!..

За дерзость И.С. Нягу был приговорен к тюремному заклю­чению сроком на один месяц.

В 1914 году грянула первая мировая империалистическая война. В 1916 году Румыния вступила в войну на стороне Ан­танты, и ее войска под натиском немецких войск отходили на восток. Полк, в котором служил И.С. Нягу, был переброшен на Румынский фронт в район Измаила. Там он сблизился с боль­шевиками, узнал подлинную правду, кому нужна война, какие беды она приносит народу, и стал противником царского ре­жима.

25 октября 1917 года свершилась Великая Октябрьская соци­алистическая революция. Первые декреты советской власти изумили весь мир. Солдаты артиллерийского полка единогласно избрали И.С Нягу в состав полкового комитета. Он и его еди­номышленники разъясняли солдатам сущность ленинских де­кретов, призывали стойко бороться за укрепление власти Сове­тов, за раздел земли.

На Одесщине в то время верховодили комиссары Централь­ной

Рады, и вопрос о земле обещали обнародовать в своем уни­версале. Приехав в родное село, И.С. Нягу возглавил демобили­зованных фронтовиков и решительно потребовал от сельской Рады раздела земли. Конные гайдамаки, вызванные сельским старостой, разогнали фронтовиков, Иллариона Степановича арестовали и под конвоем отправили в уездную Раду. На другой день он сбежал.

В январе 1918 года, когда королевская Румыния оккупиро­вала Бессарабию, И.С Нягу решительно встал на путь борьбы с оккупантами. Румынская сигуранца арестовала и заключила его в тюрьму. Но вскоре он совершает побег, продолжая борьбу в окрестностях своего родного села.

В начале 1919 года против оккупантов вспыхнуло Хотинское восстание, в котором И.С. Нягу принял активное участие. Он во главе конных разведчиков отходил по льду на левый берег Днестра. Здесь разведчики влились в Бессарабский пехотный полк, сформированный из участников Хотинского восстания. В мае 1919 года был сформирован 1-й Бессарабский кавалерий­ский полк Красной Армии, командиром которого был назначен И.С. Нягу. В период формирования 45-й Волынской стрелковой дивизии полк был передан на правах конного дивизиона 2-й пехотной бригаде, которой командовал Г.И. Котовский. В дни перехода Южной группы войск Красной Армии из Приднестро­вья в район Житомира (1919 г.) конный дивизион проявил ге­роизм, отражая натиск войск Деникина, Петлюры, банд Махно и других белогвардейцев.

В октябре того же года дивизион под командованием И.С. Нягу сражался против деникинцев, рвавшихся к Киеву у Новой Гребли и Бородянки. Затем 45-я дивизия была переброшена на Петроградский фронт против войск Юденича, угрожавших красному Питеру. Здесь дивизион, первым выгрузившись из эшелона, вступил в бой с белогвардейцами и гнал их до самого Ямбурга.

Возвратившись на Украину, дивизия сходу включилась в пре­следование деникинских войск, отходивших к Черному морю. Для преследования противника из конных дивизионов пехотных бригад была сформирована кавалерийская бригада, которую возглавил Г.И. Котовский. Командиром 1-го кавалерийского полка бригады был назначен И.С. Нягу. Котовцы смело устре­мились в рейд по тылам противника, освободив Вознесенск, Березовку, Одессу, Тирасполь. За умелые и решительные дейст­вия 1-го кавалерийского полка в районе Одессы — Тирасполя И.С. Нягу был награжден орденом Красного Знамени.

В дни изгнания войск панской Польши с Украины кавалерий­ская бригада Г.И. Котовского стремительно теснила захватчи­ков на юго-запад. В упорных боях за местечко Любар, опоясан­ное окопами и колючей проволокой, И.С. Нягу был тяжело ранен, но не покинул поля боя. Затем был вынесен с огневой по­зиции и эвакуирован в Одесский военный госпиталь. В 1921 году при переезде из Одессы в Таращу Илларион Степанович забо­лел воспалением легких и вскоре скончался.

Е. Морозов

_______________________________________________

[1] Ларга – поселок и станция в современном Кельменецком

Памятник И.С. Нягу на его родине — в селе Новосельское (бывшее — Сатул Ноу) Ренийского района Одесской области)

районе Черновицкой области.

[2] История Каменца-Подольского. Википедия.

[3] Рудница — посёлок городского типа в Песчанском районе Винницкой области Украины с железнодорожной станцией.

[4] Любар – центр Любарского района Житомирской области Украины.

[5] Данная информация в целом изложенном виде получена путем сопоставления содержания этой публикации по книге «Котовский» и по книге Е.М. Ткачука с сведениями, содержащимися в статьях о Хотинском восстании на нашем сайте: «До 95-тої річниці Хотинського повстання» и  «Еще раз о Хотинском восстании».

______________________________________________________

Публикацию подготовил А. Грушецкий

Мітки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Залишити коментар