В сентябре прошлого года в городе Хотине — бывшем центре Северной Бессарабии — широко отмечалась 370-я годовщина Хотинской битвы. Сегодня мы переживаем времена восстановления истории нашего края, исторической памятки нашего народа, формирование нового исторического сознания. Следует постепенно обращаться к своим истокам, так как, не зная их, не сможем построить и будущего.

Село Ломачинцы имеет свою замечательную историю с прошлым святым и мужественным. Никто уже, наверно, не докопается до его истоков в толще лет: то ли здесь осел отдельный род, или может быть — семья, или просто горстка людей, или же один сорвиголова. Но что же мы знаем о своих предках? Ну, деда вспомнит кое-кто… может быть бывал у деда и бабы, возможно, вспомнит кто-то имя прадеда в тумане забвения или расспросит старожилов. А дальше — тьма, пропасть в родовой памяти. Это — едва ли не первейший признак нашего варварства, дремучего равнодушия.

На двух горбах разместилось село Ломачинцы, тихое и работящее, с крутыми историческими улочками. Впервые оно упоминается в документах XVII-го столетия (1650 год). На окраинах Ломачинцев найдено позднепалеолитические стоянки, три поселения трипольской культуры (3-е тысячелетие до н.э.), два поселения черняховской культуры (2-6 столетие н.э), и древнерусское городище VIII-ХIIІ-го столетий, остатки которого сохранились до настоящего времени.

По некоторым сведениям, в 1760 году Ломачинцы были подарены молдавским Господарем (князем) Иоанном Теодором Каллимаки (правил в 1758-1762 годах) ворнику (высший придворный боярский чин, член боярской думы) Иордаки Лупу Крупенскому (примерно 1740 г. рожд.). С семьей Крупенских история и развитие села были связаны до конца 1917 года, позже — с 1919 до 1940, и с 1941 до 1944 года, а когда настал твердый новый советский порядок, Крупенские затерялись, и только в 1989 году на бывшего полковника царской армии Николая Крупенского поступило устное сообщение о его реабилитации.

Отмечу, что кроме Ломачинцев, к Крупенским перешли во владение и некоторые другие села современного Сокирянского района. Старожилы-односельчане, а так же исторические письменные источники, свидетельствуют, что семье Крупенских весьма длительное время принадлежало село Романковцы. Матвей Георгиевич Крупенский с 1878 по 1917 год был владельцем с. Селище [1].

Наша древняя история до сих пор хранит много загадок и остаются они неразгаданными. Неумолимое время, крутые большие и малые повороты истории нашего края, нашей родины лишили нас многочисленных письменных и материальных свидетельств, и ни словом не обмолвились о былинах и знаниях свидетелей событий тех далеких времен. К нам иногда доходят отдельные документы. А люди, которые их писали или переписывали, невольно и естественно делали исправления, допускали неточности, вот и получались расхождения в полученных в ходе поисков исторических данных.

Совершенно случайно попали мне в руки исповедальные книги ломачинской Архангело-Михайловской церкви («Исповедальные росписи по Ломачинской Архангело-Михайловской церкви» [2]) за период с 1825 г. до 1897 г., 1905 — 1915 г.г. и за 1917 г., которые были забраны из церкви бывшим руководством села и покрывались пылью и сажей на чердаке сельсовета в старом ящике. Кроме них, сохранились еще несколько метрических книг.

В книге за 1826 год на обороте 11-ой страницы записано, что в это время в селе Ломачинцы проживал помещик-дворянин Матвей Георгиевич Крупенский. От роду имел 46 лет, вместе с женой Екатериной Христофоровной – 36-ти лет и детьми: Николай — 4 года (1822), Георгий – 3 (1823), Мария — 7 (1819), Елизавета 5 (1821), София — 3 (1824) и Екатерина — 2 (1825). Последняя, наверное, умершая в том же году, так как более она не упоминается. Имели они трех служек дома (в дальнейшем число их меняется).

Во всех дальнейших книгах вплоть до года смерти расхождений по М.Г. Крупенскому не наблюдается. Но они все же есть. Хотя бы в сравнении с данными исследования В.О. Фрелиха, опубликованного в районной газете «Дністрові зорі» (за 25 января 1991 г. № 11) «Пушкин и Буковина» и книги Л. А. Черейского «Пушкин А.С. и его окружение» (Ленинград: «Наука», 1989.), с найденными книгами. Вот в чем эти расхождения: год рождения по книгам — 1780, а у В.О. Фрелиха и Л.А. Черейского — 1775 г. Год смерти по книгам — 1855 совпадает, но в книгах записан возраст его 75 лет, в то время, как по В.О. Фрелиху и Л.А. Черейскому — 80 лет. Это подтверждает и памятный знак на могиле Матвея Георгиевича, где записано следующее: «Здесь покоится прах раба Божія Статскаго Советника Матвея Егоровича Крупенского, скончавшегося 25 сентября 1856 года на 80-м году жизни». А на второй стороне: «В покоищи Твоем Господи, идежи вси святиі упокоиваются, упокой и душу раба Твоего, яко един еси Человеколюбец». Но уже не сходится сам год смерти 1855 или 1856, как записано на могиле. В чем-то ошибались церковные служители — дьяки, по своей малограмотности и неточным знаниям о жителях села.

В книге Л.А. Черейского «Пушкин и его окружение» находим на 216-ой странице, что Матвей Егорович Крупенский (1775 — 1855 гг.) — бессарабский вице-губернатор, член Бессарабского верховного суда Его жена Екатерина Христофоровна, урожденная Комнено (около 1792-1843 г.г.) — воспитанница Смольного института (выпуск 1809 г.). Брат Тодор (Федор) (1787-1843 гг.) — чиновник по особым поручениям при полномочном наместнике Бессарабского края Инзове И.М. (1768 — 1845 гг.); ее (Екатерины Христофоровны) сестра Елена, брат Тодор и второй брат — офицер Камчатского полка. Кишиневские знакомые А.С. Пушкина, по свидетельствам В.П. Горчакова, И.П. Липранди и других мемуаристов, отмечали, что Пушкин был частым гостем в доме Крупенских в Кишиневе (ныне угол улиц Бендерской и Штефана чел Марэ). «Пушкин, бывало, нарисует Крупенскую (Екатерину Христофоровну) — похожая, — писал Горчаков — разрисует вокруг волосы — выйдет он сам». Общение Пушкина с Крупенскими нашло свое отображение в стихах: «Дай, Никита, мне одеться» («Раздевавшись от обедни») (1831), «Тодорашка в вас влюблен» (1821 г.). С фамилией Тодорашко и ныне в сели проживают более 30 человек.

Имеются расхождения и по годам жизни и смерти Екатерины Xристофоровны. Около 1792-1843 г.г. дают В.О. Фрелих и Л.А. Черейский, а в книгах — 1790-1849 гг. — на 59-м году жизни умершая.

Кроме того, в вышеупомянутых исследованиях нигде не упоминаются дети Крупенских. В частности, из найденных книг стало известно, что Мария Матвеевна вышла замуж в 19 лет за князя Григория, сына полковника Егора Матвеевича Кантакузина — 25 лет, православного, что проживал в Хотинском уезде, село Маркоуцы, 21 июля 1838 года. Это записано в книге «Обыска брачнаго»[3] за 1838 -1850 гг. на 3-й странице и на обороте, там же упомянуто и о свидетелях. Ими были: от молодого: князь Михаил Александрович сын Кантакузин [4]; князь Лев Георгиев сын Кантакузин; от молодой: гетман Константин Егорив сын Суццо [5], действительный статский советник и кавалер, а дальше неразборчиво написано, нуждается в исследовании.

В возрасте 22 года, 1843 года вышла замуж вторая дочь Крупенских — Елизавета (неизвестно за кого). В 1847 году, отсутствующая в записях София, наверное, тоже вышла замуж. А в 1848 году женился сын Крупенских Георгий на Софии Николаевне, ему было 25 лет, ей 18. В 1864 году София Николаевна в 35 лет осталась вдовой.

После смерти Екатерины Христофоровны и Матвея Георгиевича 1849 г. и 1855 г., все имущество перешло к их сыну Георгию, у которого с Софией Николаевной родились шесть сыновей: Семен — 1852, Григорий — 1854, Николай — 1857, Михаил — 1858, Матвей — 1859 и Василий — 1862.

В церкви села Ломачинцы 1865 года исповедовался помещик, отставной поручик Николай Матвеевич Крупенский — 1822 года рождения из села Романковцы, вместе со своей семьей: женой Надеждой Ивановной — 1831; их дети: Анатолий — 1850, Михаил — 1851, Владимир — 1856, Георгий — 1857, Александр — 1861, Павел — 1863, Евгения — 1859.

В 1867 году никого из Крупенских в книгах не записано. В 1889 году женился сын Софии Николаевны — Семен, в 27 лет, а за жену взял себе Смарагду Дмитриевну — 19 лет.

С 1891 года по 1893 год записывали только одну Софью Николаевну, с 1893 года никого нет. За 1894 год: гвардии ротмистр Матвей Георгиевич 35-ти лет и его жена Мария Георгиевна — 25 лет, лютеранка. В 1905 году он уже генерал-майор, а 1913 года — генерал-лейтенант. Они имели детей: Евгению — 1897 г.р. и Георгия 1898 г.р. В эти времена люди преклонного возраста помнят их, и называют «Евочка» и «Гоша».

Когда возвращалась домой восьмая русская царская армия с территории королевской Румынии, солдаты вместе с жителями села разбили господский двор, все имущество было побито, разворовано и сожжено. В 1919 году, по возвращении Крупенских, некоторые крестьяне вынуждены были вернуть господам выявленное у них некоторое имущество.

Они владели добротным двухэтажным домом с разными хозяйственными постройками и помещениями, много винных погребов, бассейн с беседкой, контору, конюшню, хороший сад с виноградниками, имели пахотной земли более 800 гектаров. При них были обсажены липами три шляха (дороги) из села «Вишневский» и «Плитавский» — к реке Днестр и «Дибровский» — к лесу . Часть лип уничтожили где-то в 1960-1965 гг.

Завершили разрушение имения уже после 1944 года. Длительное время дом стоял (только стены без перекрытия и верха), а потом его начали использовать под свиноферму и телятники, со временем разобрали стены вплоть до фундамента. Сейчас на его месте пустырь.

Кооператив Диана» начал возводить стены под сушилку лекарственных растений. А люди и сейчас называют это место «поваленный двор». На месте огромного дома, где когда-то жила Евгения; сооружен купол, а именно помещение длительное время служило одним из коровников средней школы. Как памятник остался возле школы итальянский платан.

Возле деревянной церкви, или точнее на территории церкви, которая была построена в 1811 году на месте бывшей старой, стоит до сих пор сторожка или фамильный склеп Крупенских, где было несколько гробов. Но в течение долгих лет воинствующего атеизма люди-варвары, время и природа разрушали его. И только в 1989 году силами прихожан он отремонтирован извне и внутри, сам склеп забетонирован сверху.

В 1991 году, приблизительно через 60 лет, возобновлены работы по строительству новой церкви рядом с действующей. Найдено и проект, сделанный во времена румынской оккупации. Уже проведен ремонт цоколя, который в 1973- 1974 гг. примерно до половины был разрушен, а камень из него использовали под библиотеку (на цоколь).

Прибавим, что благодаря Крупенским, на территории села было в 1885 г. открыто народное училище, первым учителем которого, видимо, был Алексей Петрович Александров, жена его Екатерина Ефимовна, а 1899 года здесь уже учительствовал Николай Дионисович Серватовский с женой Еленой Александровной.

Впервые в 1831 году священнослужители подготовили статистический отчет.

Давно уже настало время опомниться, остановиться и взглянуть на великую национальную руину. Что мы оставим после себя нашим детям и внукам, всем следующим поколениям? Кто мы, наши родители и деды, или будем в их глазах извергами, варварами, или достойными внимания людьми? Должны призадуматься над историей и будущим живущие на земле.

Шундрий М.М.

(По данным церковных книг с. Ломачинцы)

_____________________________________________________

Примечания А.Мандзяка к статье:

1. До этого в этом селе панствовал Павел Николаевич Бурдык (1815 — 1878).

2. Исповедальная роспись – учетный документ церковного делопроизводства, который фиксировал посемейный список прихожан, которые исповедовались у священника, с указанием местожительства и социального положения семьи, главы семьи и отношения к ней других членов семьи, их имен, отчеств, фамилий, «лет от роду» и т.д. Если прихожанин не был на исповеди длительное время, указывались причины его отсутствия — переселение, служба в армии и т.п.

3. Брачный обыск – письменный акт, создаваемый причтом церкви перед венчанием с целью установления отсутствия кровного родства у молодых. В конце XIX — начала XX ст. у брачных обысков появилось второе название — предбрачные свидетельства. Эти документы содержали сведения о лицах которые вступают в брак: фамилии, имена, отчество, возраст, состояние, чин, семейное состояние. Брачные обыски вносились в шнуровые (обысковые) книги, которые скреплялись печатями духовных консисторий.

4. В книге Л. А. Черейского на 180-й странице записано: Кантакузин Александр Матвеевич, князь (умер 1841 г.) — камер-юнкер, гетерист, его жена Елизавета Михайловна, урожденная Дараган, и дети — Александр, Аристид, Димитрий (женился в 1835 г.) и Матвей (умер в 1881 г.) офицеры греческой службы, Михаил и Елена (10.09.1819 — 21.12.1840 гг.). По свидетельствам И.П. Липранди, Пушкин был их частым гостем в Кишиневе (1820-1821 гг.). А там же, на 72-й странице, сообщение о том, что церковь святого Иоана Богослова в с. Викно Заставненского района построил Александр Кантакузин в 1826 г.

5. Так вот гетман Константин Егорив (Георгиев) Суццо, сын знакомого Пушкина Суццо Георгия ( Бей-Загде Георгий), князь (1763—1836 гг.), молдованин, эмигрант, убежал из Ясс к Кишинев летом 1821 года, его жена Сафта, урожденная Дудеску. Имел сына Константина, постельник, женился на Роксандре.

_____________________________________________________

На фото:

1. Могила Матвея Егоровича Крупенского в с. Ломачинцы (на церковной территории);

2.  Часовня и фамильный склеп Крупенских в с. Ломачинцы;

3.  Остатки памятника на могиле Елизаветы Ширковой (Крупенской);

4. церковная статистика

Мітки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Залишити коментар