admin on 2nd Октябрь 2019

Мало уже осталось в селе Гвоздовцы людей, родившихся в довоенные годы ХХ-го века… Всё чаще уходит вместе с ними история села тех и более отдалённых времён. И тем важнее сохранить хотя бы что-то, из того, что они видели, слышали, знают, помнят!

Предлагаем Вашему вниманию содержание беседы с очень интересным человеком, бывшим жителем с. Гвоздовцы – Грушецким Фёдором Николаевичем. Он был сельским музыкантом, первым фотолюбителем в селе, работал заведующим сельским клубом. Со временем судьба вывела его за пределы села, много где работал… В настоящее время проживает в г. Сокиряны.

Как уже сообщалось на сайте, из печати выходит книга О. Кучерявого и А. Мандзяка «Гвіздівці. Шляхами століть». Так вот именно Фёдор Николаевич является автором значительного количества фотоснимков периода послевоенной жизни села, размещённых в этой книге. Да и на сайте не мало его фоторабот.

Не смотря на очень почтенный возраст, Фёдор Николаевич держится очень бодро, ещё активно работает у себя на дворе. Рассказ Фёдора Николаевича записан так — как он рассказывал.

 

&&&

 

Грушецкий Ф.М. Фото: сентябрь 2019, г. Сокиряны

Мой род, как рассказывали деды, якобы походит из села Грушка, где-то возле Могилёва-Подольского[1]. Поэтому и фамилия – Грушецкий[2].

Мой отец – Грушецкий Николай Ефимович, 1886 г. рождения, мама – Грушецкая Мария Милияновна (Емельяновна), 1898 г. рождения. Отец воевал в 1-ю Мировую войну, не был ранен. Он уже в конце войны попал на фронт[3]. Тогда уже особой войны не было, началась революция в России, солдаты не подчинялись офицерам, посылали их, а порой и убивали, как должно быть.

Дед — Грушецкий Вихтений[4], когда я был малый, пребывал уже в моих теперешних годах. У него на лбу было чёрное пятнышко. Говорил, что это случилось, когда он стрелял с пистонки, зажёг фитиль, выстрелил и попало сюда. Воевал с турками[5]. Турки издевались над людьми. Султан им сказал, что «Ваша воля, ваши женщины…». Было даже такое, что турецкие солдаты на спор вспарывали живот беременной женщине, только для того, чтобы посмотреть – кто у неё должен был родиться: мальчик, или девочка. А Россия об этом узнала, как дали туркам чертей, посбивали им рога. Пошли туда, аж в столицу[6]. Там встретили одного, говорил по-нашему. Он услышал наш разговор, спросил откуда мы – из какого села? Сказали, что мы с Гвоздовцов. А он спрашивает: «А какие села рядом?». Отвечаем: Сербичаны, Романковцы. Говорит: «Гвоздовцы не знаю, а Сербичаны и Романковцы знаю. Был там и в Хотине в крепости. Дед наверное в голодовку умер, может ещё и жил бы. Но точно не знаю, когда именно он умер.

Второй дед (по маме) – Дячук Милиян[7] был с Алексеевки[8]. Он рассказывал: «Когда началась революция, румыны использовали это дело. Они зашли в 1918 году. Пришли румыны, а мы не хотели румын, пособирали косы. Румыны прислали в Алексеевку солдата, которой мог говорить на нашем языке для переговоров. А мы ему сказали, что не хотим румын, я дал ему по морде, забрал оружие. И потом румыны пришли с пушками, били куда попало. Сказали: «Всем явиться в центр села. Чтобы ни одной хаты не было закрыто. Если кто-то не появится и хата будет закрыта, сразу хату сожжём. Кто пикнет — расстрел на месте. Кто солдата бил? Чего вы его били, что он вам сделал, он только поговорить хотел». Люди перепугались, вынуждены были указать». И так этого моего деда били, отливали водой, куски мяса летели. Он со временем, через некоторое время умер — бедняга[9]. Это был прадед по маме, имя не знаю. В Гвоздовцах румыны тоже били по селу из пушек, пол села сожгли[10].

 

Потом русские румынам сказали: «Убирайтесь хлопцы, выходите из Бессарабии!» А у них был король Михай, молодой ещё, испугался. И румыны пошли из Бессарабии без единого выстрела. Мы работали на своём поле возле Студёной криницы. Я малый ещё был, игрался рядом. А румыны едут обозом от Сербичан в Гвоздовцы и говорят нам: «Hai, du-te acasă, acolo frații tăi se întorc acolo» («Идите домой, сзади ваши братья идут!»). Были с оружием. Они (<румыны>) собирались с разных сел в Гвоздовцах возле сельсовета, а со временем все пошли на Бричаны.

 

Потом Гитлер начал войну. Сказал, что раз вы – русские такие хитрые, залезли в Бессарабию, собрал всех: Италию, Румынию…, говорит: «Давай дадим русским орехов!». Ага… дали…

Но я 4 года учился во время войны при румынах, хорошо знаю румынский язык, почти, как русский. Учился я хорошо, меня почти не били. Было, что приехал управляющий с Секурян, спросил меня: «Тu сine ești?» («Ты кто есть?»). Если бы я был не дурак, сказал бы, что я румын, а я сказал: «Eu sunt rus» («Я русский»)[11]. Я думал, что он меня похвалит, что я русский, а уже хорошо знаю румынский язык. А он потянул меня за ухо, аж вывернул, и говорит: «Rușii dincolo de Nistru. Suntem – români» («Русские за Днестром. Мы – румыны»). А учительница говорит мне потом: «Чего же ты сказал, что ты русский?». Учительница была хорошая. Учитель Подлесный тоже неподалеку жил. А директорша школы была смешная. Кричала на нас: «Îți vei face haz de mine, te voi aranja! Trebuie să te încarci, să arestezi și să tragi» («Будете надо мной издеваться, я Вам устрою! Вас нужно бить, арестовать и расстрелять!»)[12]. Но мы её не боялись – такая смешная!

Сельские музыканты. Слева — направо: Грушецкий Николай Ефимович, Грушецкий Федор Николаевич, Мафтуляк Михаил Васильевич, Остапчук Михаил, Матковский Иван

Помещик был у нас — Платон Бибер[13]. Жил неподалёку от нас, где отец построился. Он дружил с моим отцом. Ещё раньше, до войны, пришли к Биберу воры. А сторожа не было, он пошёл домой. Воры встретили того сторожа, спросили, есть ли у Бибера сторож. А он говорит: «Я сторож и иду домой». Они и пошли, спрашивали у Бибера, есть ли деньги? Бибер сказал им, что деньги в ящике. Они ответили: «Мы их туда не клали, ты положил, ты и бери». Забрали деньги, сказали, чтобы 2 часа не выходил из дома.

Его дом, со временем, отошёл под школу. Он ходил нищий. Не брали его в тюрьму. Просил хотя бы комнату дать. Ходил и где-то умер[14].

 

Отец в Великую Отечественную на войну не пошёл. Брат Миша, 1922 г. рождения и Вася, 1925 г. рождения пошли. Васю взяли на шофёра учиться, прошёл всю войну, но полковники, которых он возил были не в той точке, где стреляют, намного дальше…[15] Мише бы сказать, что он тоже грамотный, может и его бы взяли в шофера? Но погиб в Латвии. Якобы поваром служил. Похоронен в с. Вейзмуже, у меня есть вырезка с газеты, я сохраняю[16]. Почему мы во времена Союза не поехали туда – не знаю.

Был сосед Довгань Василий Михайлович. Ему снайпер попал в голову. Повезло, что пуля попала немножко ниже виска, если бы на сантиметр выше, то всё… А так вышла через рот[17]. А его отец Михаил, который был родом из Секурян, жил у нас в селе, погиб[18]. Он меня крестил. Прощался с моим отцом, когда шёл на войну, говорил, что чувствует, что война большая, что он уже не вернётся. Отец ему говорит: «Что же ты, ещё не пошёл, а уже говоришь, что не вернёшься?».

Сокирянский самодеятельный духовой оркестр. Фото 1960-х годов

В голодовку очень тяжело было. В Гвоздовцах от Романковцев Гандзюки жили и ребёнок — девочка у них умерла. И они начали её варить, чтобы самим спастись. Но пошли к соседям, просить чеснока и прокололись. Мужа арестовали, жена тоже со временем умерла, она уже опухшая была.

 

Моё имя фактически — «Феодот» — так в церкви меня назвали. Отец как-то говорил маме, что я Феодот. А по паспорту – Фёдор. Родился 20 июня. Мама говорила, что бы я запомнил, что родился на Троицу 20 июня.

Я тоже по музыке. Играл на баяне, на кларнете, саксафоне, в том числе вместе с Мафтуляком.

Трудовые будни на предприятии Сокирянской ИТК (карьерная добыча камня-ракушняка). Фото 60-х г.г. ХХ ст.

Брат Василий привёз мне с войны фотоаппарат «Лейку»[19]. Было у меня много фотоаппаратов. Был и «ФЭД»[20], была «Смена»[21], «Фотокор»[22] на ножках был. Фотоувеличитель «Ленинград», ещё какой-то – не помню. Много снимал, фото раздавал, себе не оставлял, для себя оставлял только семейные фото. Плёнки остались, если не сжёг. Снимал свадьбы. Работал завклубом, но был Зубенко – «съели» меня, убрали с должности завклубом. Ещё и грозились обложить налогом, потому что я снимаю свадьбы. Я сказал, что я любитель. Но «Лейку» забрали, кто уже не помню, сказали, что это шпионский фотоаппарат.

Занимался столярным делом, а музыка – это любительское. Надо же было зарабатывать. Я все умею, много где работал.

 

Рассказ записал О. Кучерявый

 

__________________________________________________________________

 

[1] село Грушка действительно существует в Могилёв-Подольском районе Винницкой области. Население в настоящее время составляет 458 человек. Кстати, по известным документальным историческим данным, в 1807 году могилёвский помещик Витте разыскивал беглого крепостного Грушецкого, сбежавшего в Хотинскую райю, но селяне избили посланного за ним помещичьего сыщика, а Грушецкого отбили (О. Кучерявий, О. Мандзяк, «Гвіздівці. Шляхами століть», К.-Под., Аксіома, 2019).

[2] Как установлено после беседы по церковным документам, родоначальником всех ныне существующих родов Грушецких в Гвоздовцах был Леонтий Грушевский, приблизительно 1761 г. рожд. и его жена Евдокия Стефановна, приблизительно 1774 — 1778 г. рожд. Грушецкий Л. с семьёй перебрался в Гвоздовцы до 1822 г. Наиболее вероятно, что именно он и есть — тот сбежавший от помещика Витте Грушевский-Грушецкий. Видимо, одновременно с ним в селе поселился также Андрей Грушецкий, приблизительно 1776 г. рожд. Но по состоянию на 1922 г. он был вдовец, у него были только 3 дочери: Мария, Анна и Елена и таким образом его род прекратился.

[3] Грушецкий Николай Ефимович, 6.12.1885 г. рожд., участник Первой Мировой войны приблизительно с 1916-17 г.г., рядовой. Сведения: церковная метрическая книга и похозяйственная книга сельсовета за 1944-46 г.г.; Книга памяти села Гвоздовцы.

[4] Вихтений – местный вариант имени Ефим, Евфимий.

[5] Грушецкий Евфимий Александрович, участник Российско-турецкой войны 1877-1878 г.г., был легко ранен. Вернулся домой, умер примерно в 1946-47 г.г.; Книга памяти села Гвоздовцы

[6] Во время Российско-турецкой войны 1877-1878 г.г. у битве при Шейново 27-28 декабря 1877 г. российские войска окружили и взяли в плен 30-тыс. армию Вессель-паши; далее — 3-5 января 1878 г. в битве под Филиппополем (ныне — Пловдив) была разбита армия Сулеймана-паши, а 8 января российские войска заняли Андрианополь. Таким образом российская армия полностью разгромила все турецкие войска, в том числе те, которые закрывали путь к турецкой столице Стамбулу, однако Великобритания, боясь захвата Россией проливов, заранее подогнала к проливу Босфор довольно большой флот и угрожала расширением военных действий против России, в случае продолжения движения российских войск к Стамбулу. Российская власть была вынуждена отказаться от продолжения военных действий.

[7] Милиян – местный вариант имени Емельян.

[8] Алексеевка – село в Сокирянском районе, старое название – Мендикауцы, Мендыкивци.

[9] Рассказ Г.Ф.М. является упрощённым пересказом событий, касается только одного из эпизодов, предшествовавших Хотинскому восстанию. В Алексеевке за издевательства над людьми были убиты 2 румынских солдата, а потом карательный отряд румынской армии устроил массовое избиение и издевательство над всем, без исключения, населением села. Как это было фактически можно почитать на сайте в статьях:  «К 95-тилетию Хотинского восстания» и «Воспоминания о Хотинском восстании».

[10] Действительно, во время подавления восстания румынские войска расположили на краю гвоздовецкого лесного массива (урочища) «Пидволовый» французскую артиллерийскую батарею (Франция была в составе военного союза Антанта, в который входила и Румыния) и сожгли артиллерийским огнём всю ту часть села, которая находилась под лесом (не менее 20-ти хозяйств). Потом ещё применили броневики с пулемётами.

[11] До освобождения в 1940-м году от румынской оккупации преобладающая часть украинцев считали себя русскими.

[12] Учителями в школе в 30-е годы ХХ ст. были Мефодий Подлесный, его сын Павел, жена Павла – Элеонора Подлесная (в 1940 г. Павел и Элеонора эмигрировали в Германию, Мефодий остался в селе). Во время войны учителями был М. Подлесный, Остропец из Окницы (ныне – Молдова), Гангал из с. Клокушна (ныне – Окницкий р-он Молдовы) и 2 учительницы.

[13] Платон Иванович Бибери. О нем читайте на сайте в статье «Помещик и поэт Платон Бибери».

[14] По постановлению опертройки УНКВД по Черновицкой области от 10 июня 1941 года П.И. Бибери был выслан на спецпоселение, как социально-опасный элемент.  В том же 1941 году, в сентябре, Платон Иванович умер на спецпоселении в Тюменской области. К тому времени ему уже было 75 лет. Со временем реабилитирован. Сведения: издание «Реабілітовані історією. Чернівецька область». – Книга перша. – Чернівці: Чернівецьке обласне відділення пошуково–видавничого агентства «Книга Пам’яті України», 2007, с. 474.

[15] Грушецкий Василий Николаевич, 1925-1927 г.рожд., мобилизован в 1944 г., в декабре 1944 или в январе 1945 прибыл в Черновицкий пересылочный пункт; водитель 92-го запасного стрелкового полка 13-й запасной стрелковой дивизии. Вернулся с войны. Сведения: ЦАМО, фонд 8378 (записан – «Грушевский»), а также – похозяйственная книга сельсовета за 1944-46 г.г.; Книга памяти села Гвоздовцы

[16] Грушецкий Михаил Николаевич, 1922-1923 г.р., мобилизован 19.04.1944 г., гв. красноармеец 240-го гвардейского стрелкового полка 74-й гвардейской стрелковой дивизии. Погиб 19.04.1945 г. Похоронен на юго-восточной окраине с. Фридерсдорф (могила № 2), Зееловский округ провинции Бранденбург (Кюстрин р-н округ Франкфурт) в Германии. Сведения: ЦАМО РФ (числится – «Грушицкий»; ф. 58, оп. 18003, дело 687) и Книги памяти Украины, «Черновицкая область», издательство «Прут», 1995, т. 2, стр. 234, а также – похозяйственная книга сельсовета за 1944-46 г.г.; Книга памяти села Гвоздовцы

[17] Довгань Василий Михайлович, 1925 г. рожд., образование – 2 кл., призванный 8.05.1944 г. Рядовой 1-го С.Б. запасного 200-го стрелкового полка 47-ої запасной стрелковой бригады; ранен снайпером в лицо; 25.04.1945 г. выбыл в госпиталь 2614 в г. Папу. Со временем — 7.05.1945 г. из военно-пересылочного пункта 237-го армейского запасного полка выбыл  в комендатуру г. Берлина. Вернулся с войны. Сведения: ЦАМО, ф. 8496, оп. 168526, дело 29, а также ф. 8530; Книга памяти села Гвоздовцы

[18] Довгань Михаил Николаевич, 1900 г. рожд., родился в г. Секуряны, жил в с. Гвоздовцы, мобилизован 15.04.1944 г. Рядовой 628-го стрелкового полка 174-й Борисовской стрелковой дивизии 31-й армии Белорусского фронта. Погиб 28.10.1944 г. Похоронен на безымянной высоте на западной окраине с. Подновинки Сувалковского воеводства в Польше. Жена – Пелагея Михайловна. Сведения: ЦАМО РФ (числится, как «Долгань»; ф. 58, оп. 18002, дело 1361) и Книги памяти Украины, «Чернівецька область», издательство «Прут», 1995, т. 2, стр. 234; Книга памяти села Гвоздовцы.

[19] Фотоаппараты «Leica» выпускались до и во время войны немецкой фирмой «Ernst Leitz Gmbh». Аппарат массового производства, довольно высокого качества, был одним из популярнейших в мире. Сейчас торговая марка принадлежит другим фирмам.

[20] Фотоаппарат «ФЭД» (расшифровывается: «Феликс Эдмундович Дзержинский») — советский дальномерный малоформатный фотоаппарат, который выпускался Харьковским производственным машиностроительным объединением «ФЭД» с 1934 до 1955 г.г.

[21]  «Смена»  — наименование семейства советских шкальных фотоаппаратов и другой фототехники, которые производились в 1939-1941 годах, а также с 1953 до 1990-х г.г. заводом ГОМЗ (со временем – ЛОМО) в Ленинграде и в 1957 – 1961 г.г. — заводом ММЗ в Минске. Фотоаппараты «Смена» производились в расчёте на массового потребителя, поэтому отличались простотой конструкции и были очень дешёвыми.

[22] «Фотокор № 1» (также «Фотокор-1», или просто «Фотокор») — советский пластиночный складной фотоаппарат 1930-1940 г.г., первый массовый фотоаппарат из выпускавшихся в СССР — за 11 лет выпущено свыше 1 млн экз.

 

Мітки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

2 комментария к “Грушецкий Ф.М.: воспоминания о селе”

  1. Мой отец из Гвоздовцов, был на трудфронте в Барнауле, после войны остался жить в Алтае. Я с ним часто приезжал в Гвоздовцы в детские годы. Нравилось мне очень в Гвоздовцах. Теперь почитал — как будто опять в село попал.
    Большое спасибо за эти воспоминания!

  2. Василий, будем благодарны, если Вы сообщите более подробные сведения о Вашем отце и, если возможно, пришлите отсканированные фотоснимки, отображающие его жизнь, трудовой фронт, посещение Гвоздовцов, жизнь и работу на Алтае. Мы были бы рады также, если бы Вы прислали какие-то воспоминания о Вашем отце и жизни Вашей семьи.
    Также, если у Вас имеются сведения о других выходцах из Гвоздовцов, мы так же просили бы Вас сообщить нам о них.

Залишити коментар