Storonni avtor on 9th Январь 2011

302 года назад завершилась Полтавская01 ukr5 битва между войсками Петра І-го, с одной стороны, и войсками шведского короля Карла XII-го и гетмана Мазепы, с другой стороны (27 июня (8 июля) 1709 года). Казалось бы, что эта битва произошла далеко от нас, но на самом деле, она для нашего края была только началом событий, которые более чем существенным образом повлияли на население Северной Бессарабии. И вот, летом этого — 2011 года, как раз исполняется 300 лет событиям, которые крайне трагически завершились для крестьян нашего края и в том числе — для села Гвоздовцы. Мы уверены, что сведения, изложенные в этом историческом материале, будут новыми для жителей села и края[1].

Карл XII с Мазепой бежали в Бессарабию, находившуюся под властью Турции. 29 июля 1709 г. российский посол П.А. Толстой предъявил турецкому султану ультиматум о выдаче Карла XII и Мазепы. Между Турцией и Россией нарастала напряжённость, но турки отказались выдавать шведского короля и Мазепу. Впрочем, сам Мазепа умер в турецкой крепости Бендеры 22 сентября 1709 г. Его приемником стал Пилип Орлик[2].

Но остатки шведских войск и мазеповских казаков были расселены на постой по Бессарабии, в том числе и на территории Хотинской райи (так называлась окружная административная единица), как писал в одном из своих указов сам султан, во время зимовки на территории Хотинской райи совершали злодеяния и насилия.

В мае 1710 г. Пилип Орлик заключил военный союз с крымским ханом Девлет-Гиреем II, а 20(09) ноября 1710 г. Османская империя, подталкиваемая Карлом XII и Девлет-Гиреем II, объявила войну России. 26 мая 1711 г. начался Прутский поход российской армии. Войска генерал-фельдмаршала графа Б.П. Шереметьева достигли села Рашков на Днестре (ныне Хотинский район Черновицкой области) и 5 июня 1711 г. подошли к реке Прут. 12 июня 1711 г. к Шереметьеву присоединился Пётр І с гвардейскими полками. Эти войска пошли вниз по течению Прута, но основные силы россиян и примкнувшего к ним молдавского Господаря Дмитрия Кантемира были сосредоточены в районе города Сороки. При этом, все среднее Поднестровье и прилегающие к нему районы Северной Бессарабии (в том числе Гвоздовцы) оказались под контролем российской армии. Население края, особенно Северной Бессарабии, с энтузиазмом встретило петровских воинов, большое число мужчин добровольно вступали в союзное россиянам войско Дмитрия Кантемира.

Но поход в целом был неудачным для российской армии, которая в результате недостаточной подготовки к походу, оторванности обозов и прочих факторов, стала страдать от недостатка продовольствия и болезней в уже разоренном шведами, казаками и татарами крае. Измученная большими и быстрыми переходами, частыми боевыми стычками армия в конце-концов была окружена турецкими войсками. Впрочем, турки тоже не имели сил и желания вступать в решительную битву. К тому же они тоже в определенной мере имели те же проблемы, что и российская армия. Россия и Турция 12 (23) июля 1711 г. заключили  Прутский мирный договор. Российская армия ушла из Бессарабии. При этом тысячи молдавских и украинских крестьян Северной Бессарабии бежали из своих сел и ушли на север вместе с русскими войсками[3].

Многие села остались полностью без жителей. Среди них были и Гвоздовцы, а также соседние Клокушна и Сербичаны[4]. Конечно, в селах оставались отдельные жители, в основном старики, которые просто не хотели уходить, предпочитая умереть на родной земле. Так и происходило: параллельно с российской армией постоянно шла татарская конница и отряды казаков-мазеповцев, которые все время пыталась атаковать россиян. Следует отметить, что турецкая армия, несмотря на знаменитое восточное коварство, строго соблюдала условия мирного договора и даже охраняла российскую армию от своих же союзников. Тем не менее, охраной населения турки не были озабочены и обозленные татары уничтожали всех оставшихся в селах жителей, не глядя на возраст.

Таким образом, прежнее население нашего села Гвоздовцы в полном составе ушло из села с российской армией. Село полностью опустело и фактически прекратило свое существование.

Где осели жители села, вернулась ли потом какая-то их часть на родную землю – не известно. Скорее всего, некоторое число крестьян вернулось, но вполне возможно, что на территории села в той или иной степени поселились совершенно другие крестьяне, которые и являются нашими предками.

В Ориентальном отделе Народной библиотеки имени Кирилла и Мефодия в Софии сохранился отрывок реестра (дефтера), содержащий интересные данные о развитии поземельных отношений в Хотинской округе (нахие, райе)[5]. После отхода российской армии и войск молдавского Господаря земли Хотинской райи пустовали. Государственные доходы Османской империи, собираемые с этой территории, резко сократились. Данная ситуация вынудила османские власти применить особую политику в отношении этой пограничной области. Целью такой политики было привлечь обратно бежавших крестьян, возродить и заселить пустующие села, чтобы земли начали снова обрабатываться, а налоги вновь поступали в казну.

Земли Хотинской округи до войны 1710 — 1711 г. входили в состав «Богдана», т.е. Молдавского княжества. Но после измены Дмитрия Кантемира турецкий султан передал монопольное право на престол в Молдовском княжестве, так называемым, фанариотам — богатым греческим купцам из Фанара (пригород Стамбула). Государственным органом управления княжества стал диван — государственный совет, в котором ведущую роль играли бояре-фанариоты. За ними присматривал представитель султана — эфенди при диване.

Но Гвоздовцы были под управлением фанариотов не долго. В 1715 г. турки вывели Хотинский цинут из состава княжества и превратили его в Хотинскую райю – административно-территориальную единицу вроде уезда, под управлением турецкого паши. Непосредственно руководил территорией назначенный стамбульским правительством начальник Хотинськой крепости и хотинского гарнизона[6]. Таким образом, Гвоздовцы с 1715 г. стали частью Турции. Из-за турецкого названия, даже после освобождения от турецкого господства, население этой территории еще долгое время называли райками или райлянами[7].

Вскоре после войны стамбульское правительство послало в Хотинскую округу своих чиновников произвести полную перепись деревень, установить численность оставшегося населения, а также доходы, положенные с этих деревень, — короче говоря, навести порядки в довольно потрепанной за время войны административно-фискальной организации данных земель. Хотинским правителям было предписано настойчиво собирать бежавших крестьян, заставляя их селиться в своих прежних селениях.

Специальным декретом османское правительство заново утвердило подати, которые должны были платить крестьяне Хотинской округи, т. е. регламентировало объем отбираемой у крестьян феодальной ренты. В этом декрете указывались размеры подушной подати, десятины, налога со окота и других повинностей, ежегодно выплачиваемых крестьянами. Крестьянам этого района предоставлялись некоторые льготы: подушная подать взыскивалась со всех в размерах, предусмотренных для людей беднейшей категории; десятина должна была быть действительно десятиной, т.е. составлять одну десятую часть урожая, в то время как в некоторых районах брали одну восьмую и даже более.

Непосредственно, по высочайшему указу с фактически проживавших райятов (жителей райи), с каждого, кому больше двенадцати лет, следовало, начиная с первого мухар-рема 1128-го (1716) года взимать по одному золотому с тугрой (тугралы алтун), беря его в четыре платежа и собирая, таким образом, их подушную подать по ставкам низшего (беднейшего) разряда. С зерновых и других продуктов земледелия надлежало взимать одну десятую. С каждого улья положено было платить по четыре акче [15] взамен десятины. С тех, кто в течение месяца марта станет пригодным для обложения подушной податью, брать по половине гуруша в качестве испендж. Испендж – это налог с немусульманского населения, который взимался с каждого трудоспособного мужчины, несмотря на его семейное положение (в XV — XVI веках он составлял 25 акче с плательщика, в начале XVIII века с самых юных плательщиков взимался в размере полгуруша, то есть 60 акче).

С каждой головы овец, коз и ягнят — по одной пара (тоже какая-то мера), а с каждой свиньи — по четыре пара. С каждых десяти копен сена взимать по одной копне, как это было и прежде[8].

Но, как писал султан в своем указе, если райяты (жители райи), «…разбежавшиеся из-за вторжения московитов либо из-за злодеяний и насилий зимовавших прежде в этих местах шведов и киевского воеводы, возвратятся в свои села, станут жить там, построят себе заново дома, начнут пахать землю и уберут годовой урожай, то с них не требовать подушной подати, десятины и других райятских налогов, так как в силу установленного порядка они на год освобождены от налогов, чтобы дать им окрепнуть. Волей божьей, со второго года, каким, кстати, является 1129 (1129 год хиджры соответствует 16 декабря 1716 — 4 декабря 1717 г.), с них тоже будут взиматься, как предусмотрено, подлежащие оплате подушная подать, десятина и прочие налоги с райятов. С райятов, которые вернулись потом и опять поселились в вышеупомянутых деревнях, тоже не требовать ничего, пока не соберут годового урожая с земли. Сообразно с установленным порядком подати с них будут взиматься лишь со второго года…»[9].

То есть, льготные условия предоставлялись всем возвратившимся на свои места крестьянам. Каждому вновь поселившемуся в этих селах крестьянину предоставлялась земля, и в течение одного сельскохозяйственного года с него нельзя было брать никаких податей — ни десятины с урожая, ни подушной подати.

В то же время хотинским администраторам было предписано строго следить, чтобы каждый возвратившийся крестьянин освобождался от уплаты податей только на год, чтобы никому не дозволялось уклоняться от уплаты налогов под тем предлогом, что еще не прошел год с момента возвращения и, следовательно, не наступило время требовать с него подати.

После переписи деревни Хотинской округи были отданы под надзор разных лиц или военных частей. Формально им поручалось наблюдать за быстрым заселением этих деревень, за регулярным возделыванием земель. Такая политика не была новой в османской поземельной и административной практике. И в предшествующий период развития поземельных отношений в Османской империи никогда не ощущался недостаток в обезлюдевших деревнях и пустующих землях, особенно в пограничных районах. Такие земли, обычно ни за кем не закрепленные, отдавались «кому-либо из достойных пограничных жителей в качестве тимара для возрождения и заселения их», а владельцам «выправлялся берат», то есть жалованная грамота на условиях ленной службы[10].

Лица, которым были розданы хотинские селения, являлись выходцами из янычарского корпуса, командирами резидирующих в Хотине капы-кулу, т. е. местных военных гарнизонов. К этим селам прикладывали руку, либо непосредственно, либо через своих представителей, мухафыз (комендант) Хотинской крепости, ага янычар и др. Но села предоставлялись им не как условные феодальные владения — тимары или зеаметы, и их обладатели не становились ленниками — тимариотами или займами. Они владели селами не в объеме прав силахийского берата, а пользовались гораздо более широкими полномочиями.

Вскоре после переписи и распределения сел лица, которым они были отданы, затребовали из главного казначейства официальные документы, гарантировавшие им право беспрепятственно владеть деревнями и собирать подати с крестьян. Этим владельцам выдавались уже не бераты, а мюльк-наме (жалованные грамоты на условиях неограниченной собственности).

Иными словами, султанское правительство наделяло их более широкими правами, предоставляя возможность распоряжаться землями по своему усмотрению — передавать часть «своих» земель кому пожелают, поселять на этих землях кого угодно и т.п. Стамбульское правительство, передавая земли и села этим людям, тем самым формально возмещало частично или полностью жалованье, которое они получали до той поры из казны. По-видимому, это было более выгодным для владельцев селений, так как взамен нерегулярно получаемого из казны жалованья им предоставлялась возможность обеспечить себя надежными доходами, обирая крестьян. Видимо, именно поэтому вспыхнуло недовольство среди янычарских начальников в остальных пограничных крепостях, поскольку они получали только жалованье из казны и завидовали хотинским начальникам. Чтобы предотвратить «возбуждение в пограничных областях и падение духа у военачальников», султанское правительство решило аннулировать выданные мюльк-наме[11].

В связи с этим было приказано произвести новую перепись в Хотинской округе, проходившую, по-видимому, в 1718 — 1719 гг. Нет подробных указаний и о том, какой режим был установлен в отношении этих сел после второй переписи — стали ли они снова тимарами или остались прикрепленными к хотинскому казначейству, которое начало собирать причитающиеся подати с крестьян и расходовать их на оплату жалованья солдатам и начальникам хотинского гарнизона. Однако не подлежит никакому сомнению, что крестьяне продолжали платить все налоги, которые были зафиксированы декретом 1716 г.

В дальнейшем Хотинская округа снова вошла в состав молдавского воеводства. Сбор таможенных пошлин, а быть может, и остальных налогов перешел к молдавскому господарскому казначейству.

К этому всему остается добавить только то, что пустовавшее в то время село Гвоздовцы (в турецком варианте – «Вездовиче», видимо — от молдавского «Ваздауць») было вверено Ахмеду-беше из 61-го бёлюка янычарских войск[12]. Янычары – это регулярная турецкая пехота XIV-XIX веков. Янычары вместе с сипахами и акынджи (конницей) составляли основу войска в Османской империи, состояли из рабов и заключённых. Янычарские войска выполняли также полицейские и карательные функции в государстве. Бёлюк – часть янычарского корпуса, относившаяся к личной гвардии султана.

Можно также сообщить для интереса, что янычарам было отдано и соседнее, также полностью опустевшее, село Клокушна, которое 28-го раби юл-эввеля 1128 (22 марта 1716) года получил бёлюк-баши Осман — один из главных бёлюк-баши левых гёнюллиянов[13].

В дальнейшем Хотинская округа снова вошла в состав молдавского воеводства (княжества). Сбор пошлин, и возможно других налогов, перешел к молдавскому господарскому казначейству[14].

Кучерявий О.П. 

иллюстрации к материалу можно увидеть на украиноязычной странице нашего сайта


[1] Турецкие документы о состоянии хотинской округи (нахие) в первой половине XVIII в. // Восточные источники по истории народов юго — восточной и центральной Европы. Т. 3. М. Институт Востоковедения. 1974; Н. А. Мохов, Молдавия в эпоху феодализма, Кишинев, 1964; «История Молдавской ССР». Кишинев, «Штиинца», 1984.

[2] Турецкие документы о состоянии хотинской округи (нахие) в первой половине XVIII в. // Восточные источники по истории народов юго — восточной и центральной Европы. Т. 3. М. Институт Востоковедения. 1974; Н. А. Мохов, Молдавия в эпоху феодализма, Кишинев, 1964; «История Молдавской ССР». Кишинев, «Штиинца», 1984.

[3] Н. А. Мохов, Молдавия в эпоху феодализма, Кишинев, 1964; В.С.Пикуль — «»Железный башка» после Полтавы».

[4] Турецкие документы о состоянии хотинской округи (нахие) в первой половине XVIII в. // Восточные источники по истории народов юго — восточной и центральной Европы. Т. 3. М. Институт Востоковедения. 1974

[5] Турецкие документы о состоянии хотинской округи (нахие) в первой половине XVIII в. // Восточные источники по истории народов юго — восточной и центральной Европы. Т. 3. М. Институт Востоковедения. 1974

[6] «История Молдавской ССР». Кишинев, «Штиинца», 1984.

[7] Див., в т.ч., П. А. Несторовский. Бессарабские русины. Историко-этнографический очерк. Варшава, 1905.

[8] Турецкие документы о состоянии хотинской округи (нахие) в первой половине XVIII в. // Восточные источники по истории народов юго — восточной и центральной Европы. Т. 3. М. Институт Востоковедения. 1974

[9] Турецкие документы о состоянии хотинской округи (нахие) в первой половине XVIII в. // Восточные источники по истории народов юго — восточной и центральной Европы. Т. 3. М. Институт Востоковедения. 1974

[10] Турецкие документы о состоянии хотинской округи (нахие) в первой половине XVIII в. // Восточные источники по истории народов юго — восточной и центральной Европы. Т. 3. М. Институт Востоковедения. 1974

[11] Турецкие документы о состоянии хотинской округи (нахие) в первой половине XVIII в. // Восточные источники по истории народов юго — восточной и центральной Европы. Т. 3. М. Институт Востоковедения. 1974

[12] Турецкие документы о состоянии хотинской округи (нахие) в первой половине XVIII в. // Восточные источники по истории народов юго — восточной и центральной Европы. Т. 3. М. Институт Востоковедения. 1974

[13] Турецкие документы о состоянии хотинской округи (нахие) в первой половине XVIII в. // Восточные источники по истории народов юго — восточной и центральной Европы. Т. 3. М. Институт Востоковедения. 1974

[14] «История Молдавской ССР». Кишинев, «Штиинца», 1984

[14] акче — мелкая серебрянная монета, чеканившаяся в Османском государстве с середины XIV в., стоимость которой для разного времени была различной. Первоначально она составляла 1/4-1/3 дирхема. Дирхем был равен по весу 3 г 78 мг серебра.

Автор выражает признательность писателю-историку Алексею Мандзяку за помощь в поиске исторических документов

Мітки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

1 коментар к “Гвоздовцы — трагедия 1711 года”

  1. Статья класс 🙂

Залишити коментар